ШГ | ШАДРИНСК ГОРОДОК — Библиотека. Бирюковское наследие. Том второй.

Бирюковское наследие.

Том 2.



Содержание


В. П. Бирюков в шадринской периодической печати 3

Шадринское научное хранилище 6

Да правда ли, что теперь — не время! 13

Открытое письмо командиру 139 п. з полка 15

Народная сельскохозяйственная школа 16

Выставка естественно-исторических и археологических коллекций, предназначенных в основание музея Шадринского Научного Хранилища 20

Акт открытия Научного Хранилища 28

Уральская академия наук и её основатель 32

К вопросу о сельскохозяйственном институте 34

Совещание по вопросу о сельскохозяйственном институте 36

Сельские музеи 37

Съезд родиноведов и музееведов в г. Шадринске 38

От Урал-Университета шадринцам 40

Историческая справка 41

Лес и городское благоустройство 41

В коллективе «Прогресс» 42

Ликвидация с.-х. безграмотности 43

Обязательное постановление 47

Опыт с посадкой картофеля в ямах 49

Далматовский музей-монастырь 50

Наблюдения над Солнцем 54

Общее дело. Шадринский журнал-ежемесячник 55

Шадринск будет иметь журнал 57

Французский комплимент 57

Бродокалмакский просветитель 58

Село Бродокалмак. Детский журнал 59

Журнал Шадринского Общества Краеведения 60

Праздник Всемирного Братства 60

В Научном Хранилище 67

Художественная выставка в г. Шадринске 67

Экскурсия учащихся партшколы в Далматовский район 68

Недостающие произведения Ф. А. Бронникова 70

О памятниках Ильичу 70

Краеведение в деле рыболовства 71

Что подметил крестьянин Пылин 72

Справка из истории Шадринской периодической печати 73

Памятник Ильичу в Дарьяльском ущельи 75

Как учесть и использовать краеведческие источники 75

Две книги о Шадринском округе 78

К истории пролетарской печати в г. Шадринске 78

Надо строить заводы трепелового кирпича 81

Пусть вместо колокольных звонов — гудят в деревне тракторы! 83

В Шадринском округе возможны свои фосфориты 83

Музейно-краеведческая конференция 84

Трепеловый завод под Шадринском 84

Предлагаем сэкономить 25—30 тысяч рублей 85

Курсы по краеведению 85

В Шадринске должен быть трепеловый завод 86

Трепел нашёл новое применение 87

Шадринский округ — центр уральского гусеводства 87

Художественным воспитанием масс никто не занимается 88

Нефть в Шадринском районе 88

О юннатской работе в школах 90

К биографии математика Первушина 91

Самоцвет уральского фольклора 92

Письмо в редакцию 94

Музею — крепкий актив 94

Суворов и солдаты 95

Как и когда были основаны города и селения Зауралья 97

Кем было заселено Зауралье 102



Выставка естественно-исторических и археологических
коллекций, предназначенных в основание музея
Шадринского научного хранилища


Всё научное добро, собранное на этой выставке, предназначено в качестве основания музею Шадринского Научного Хранилища. Последнее задумано по широкой программе. Оно должно явиться своего рода академией наук в родном уезде и заключаться, так сказать, из двух сил: одной, вечно живой и движущейся, которая сама в состоянии двигаться, и второй, которая способна двигаться только тогда, когда первая живёт рядом с ней.

Первая сила — это общество людей, объединённых одной целью — служить науке, а вторая — всё то, что сделано этими людьми в своём служении науке: научные коллекции, книги, приборы, различные опытные станции, лаборатории, мастерские и т. д.

И вот когда Научное Хранилище окончательно устроится, то с одной стороны, в нём будет образован Совет — общество членов Хранилища, а с другой стороны: музей, архив, библиотека и картинная галерея, а также различные опытные станции, лаборатории и мастерские, где научные материалы будут храниться, изучаться и т. д.

Открываемая выставка как раз и полагает начало одному из учреждений Научного Хранилища — музею.

Выставка помещается в доме Лысовой, по Соснинской ул[ице], уг[ол] Зелёного рынка.

Занимает она три залы: первая — естественно-исторический отдел, вторая — отдел археологии, истории и этнографии, и третья — отдел церковной археологии.


Зала первая.
отдел естественной истории.


Здесь собраны те предметы, какими создала их мать-природа.

Минералогия и петрография. В двух больших витринах разложено множество камней самых разных цветов, форм и названий, эти камни — то отдельные минералы, то горные породы, в которые каждый минерал входит, как отдельный прут в веник, наломанный с разных деревьев: берёзы, осины, липы и т. д.

Разное значение имеют в жизни человека эти минералы. Вот, напр., в коробке насыпана какая-то жёлто-бурая смесь, это порода, в которой при промывке найдено золото.

Рядом с ней лежит четыре камушка. В них, если у кого острое зрение, можно тут заметить мелкие крупинки золота. Во всех четырех кусках его наберётся не больше, как одна десятая часть золотника.

Вот зелёные камни. Это малахит, медная руда, которой славится и живёт, например, Нижне-Тагильский завод. Рядом с малахитом есть и другого цвета и содержания медные руды.

В витрине много черных, бурых или красно-бурых камней. Это железная руда. Тут есть и из Шадринского уезда, из Каменского завода, из-под села Колчеданского, с горы Благодати, которая сплошь почти вся чуть не на три четверти из чистого железа и т.д.

Читатель сам знает, что эти вещества: золото, медь, железо, в сущности, являются теперь самыми распространенными и необходимыми.

Других минералов и пород мы перечислять не будем. Читатель может познакомиться с ними по надписям. Скажем лишь, что каждый камушек в том ли виде, в каком он есть, как соль и др., или в виде отработанном, служит для удовлетворения человеческих потребностей: руды плавят и получают металлы [—] свинец, железо и др., камни-самоцветы — аме[ти]сты, изумруды и т.д. — шлифуют и употребляют на украшения, а из пород вытесывают известной формы камни, из которых потом возводят разные постройки.

Если теперь и есть такие минералы и горные породы, которые пока ещё не употребляются в дело, то будет время, когда ученые найдут и им применение, причем может статься такое, о котором мы теперь и не думаем даже.

Например, думали ли раньше, чтобы камнями питалось растение. И вот оказалось, что оно питается, только не в таких больших кусках, а когда они превращены в мелкое состояние. Своими корешками растение присасывается к обломку горной породы, растворяет её составные части и впитывает в себя то, что необходимо для жизни растения.

Теперь найдено много таких камней, которые мелют и в виде порошков разбрасывают по полю, удобряя его. Таковы, напр., фосфориты. Вот на зелёной бумажке лежат два фосфорита, один из Казанской, другой из Московской губерний.

Палеонтология. Не только потому мы заговорили о фосфоритах, что его можно молоть, а мукой удобрять пашню. Мы обратили внимание вот ещё на какое обстоятельство. Все фосфориты образовались на почве животного царства. Каждый фосфоритный камушек, если его исследовать, был когда-то ракушкой и др. Но это было давно-давно. Все эти ракушки и др. животные умирали, оставляя после себя то, что не гниёт, т.е. раковину, кость. Эти остатки заносились слоем песка, глины; над этими слоями образовались новые слои. Проходили годы, сотни, тысячи, десятки и сотни тысяч лет, и вся земная кора испластовалась в разных местах по-разному.

В одном, напр., месте, было только море или суша очень долгое время; в другом — море то уходило, то приходило, оставляя на земле слои раковин и морского илу, который потом, по уходу моря, засыпался сухопутными слоями. Так образовались земляные слои, а в этих слоях остались то раковины, то кости, то зубы или отпечатки сгнивших частей животного, ходившего или лежавшего на сырой глине, морском, речном песку и прочее.

Тех деревьев и тех зверей, которые живут теперь, долгое время не было. Раньше было все другое. Старые формы или выродились в новые или отмерли, оставив после себя следы в виде так называемых теперь отпечатков и окаменелостей.

Читая надписи, обозреватель увидит куски окаменелых деревьев, морских растений и животных — кораллы, раковины и «чертовы пальцы», по научному — белемниты. Последнее есть ничто иное, как остаток небольшой рыбы, жившей в то время, когда ещё не было наших четвероногих зверей, а по земле пресмыкались огромнейшие, в несколько сажень длины, ящеры. Стерженек «чертового пальца» построен из извести. Он был как бы скелетом в задней части рыбы, по своей форме похожий на современную рыбу — сепию.

Кроме этих мелких окаменелостей, на выставке много больших костей вымерших теперь уже животных. Эти великаны: мамонты, носороги, первобытный бык, широкорогий олень — жили сравнительно недавно. Их, этих зверей, видел ещё первобытный человек, который даже лакомился мясом, напр., мамонта, и оставил в местах своих стоянок груды костей этого животного, наряду с осколками кремня и своими первобытными орудиями из этого кремня.

Эти кости гигантских мертвецов теперь также окаменели, сохранив свою прежнюю форму и утратив все чисто животные частицы, которые сгнили.

Самая большая кость — это мамонтов таз, т.е. та кость, к которой прикрепляются, между прочим, хвост и задние ноги.

Ботаника. Как жизнь людей, так и жизнь природы идёт всё вперед и вперед, хотя это движение, в смысле перехода к новому, в природе совершается медленно и мало заметно для людского наблюдения. Но оно идёт, и это особенно хорошо заметно тому учёному, который изучает растительные и животные остатки в разных слоях земли. И чем ближе к нашему времени, тем эти остатки всё более и более походят на современные формы растений и животных. Так во времена мамонта была такая же растительность, какую мы видим теперь. Она успела измениться так мало, что даже учёные в большинстве случаев не могут подметить или подмечают с трудом эту перемену, хотя прошёл с этого времени не один десяток тысяч лет.

И во времена мамонта уже были все те деревья, отрезки которых выставлены в витринах. По некоторым обстоятельствам местные древесные породы здесь представлены мало, а всё больше далеко отсюда растущие: американский клён, глод, дуб, грецкий орех, слива, груша, белая акация, пирамидальный тополь и др. С течением времени эта древесная коллекция будет, конечно, иметь по обрезку всего того, что только имеется в нашей губернии, в особенности, если посетители музея будут тому содействовать.

В ближайшем же будущем будет приступлено к собиранию всех вообще местных растений, чтобы по ним всякий мог судить о флоре, в частности, Шадринского уезда. Теперь же ботанический отдел, не считая нескольких уральских видов лишая, наростов на деревьях и нек. др., очень беден и ждёт ещё своего специалиста, который обогатит его новыми находками.

Зоология. Также не богат и отдел зоологии. Есть немного морских и пресноводных раковин, кое-какие кости домашних и диких животных, в частности, рога лосей... и почти только. Но это всё будет восполнено потом, когда в музей будет собирать не один человек, как сделано теперь, а несколько, притом специалистов каждый своего дела.


Зала вторая.
отдел археологии, истории и этнографии.


Археология. Посредине этой залы стоит большая витрина. Вся она сверху донизу, наполнена планшетками с нашитыми на них так называемыми доисторическими древностями, т.е., предметами житейского обихода тех времён людей, когда последние не знали еще письменности и не оставили после себя исторических записей. Жизнь таких людей можно изучить лишь на основании тех предметов, тех древностей, которые подобраны на местах их прежнего обитания: стоянках, городищах, а также в их могилах.

Многие из посетителей слыхали о каменном, бронзовом и железном веке. Так делят всю предшествующую нашему времени жизнь человечества ученые люди. Каменный период начался ещё во времена мамонта и носорога и в наиболее передовых в то время странах стал переходить в металлический период, именно, в бронзовую эпоху, приблизительно за 6 тысяч лет до Рождества Христова. Люди каменного периода сперва пользовались, как орудиями, целыми камнями и их осколками в том виде, в каком они встречаются в природе. С течением времени люди научились обтёсывать камень, отбивать от него тонкие и др. пластинки, подправлять их дополнительной оббивкой, шлифовкой, сверлением дыр, когда это нужно.

Долго так пользовался камнем человек пока не натолкнулся на медную руду или даже самородную медь.

Если жители Месопотамии и Египта уже за 6 тысяч лет до Рождества Христова знали медь, то это ещё вовсе не значит, что другие страны тоже перешли с камня на медь и бронзу. Новое открытие тихо и медленно проникло в другие места, и чем последние были удаленнее от главных очагов — Месопатамии и Египта, тем позже их жители научились обращаться с бронзой.

В особенности отстала наша Сибирь. В то время, когда в других странах, приблизительно за 1500 лет до Рождества Христова, было открыто и начало употребляться железо, в нашей Сибири имели дело чуть ли ещё не с чистой медью, даже не с бронзой — сплавов меди с другими металлами, т.е. сибиряки только-только что узнали ещё медь.

Железная эпоха, как мы уже упомянули, началась приблизительно за 1500 лет до Рождества Христова. Она продолжается и теперь, хотя, б[ыть] м[ожет], будущие археологи нашему времени станут давать другие названия: век пара, век электричества, век завоевания воздуха и т. д.

В витрине доисторической археологии обозреватели найдут много разных предметов из камня (преимущественно кремня): ножи, шила, наконечники стрел, скребки и т.д.

Лежащий здесь рог северного оленя отрублен и насечен каменным топором. Рог найден в песке на берегу бывшего озера в д. Чусовое Песковской волости Шадринского у[езда].

Тут же много обломков глиняной посуды. Все они от горшков, сделанных от руки, без гончарного круга. Последний появился за 1900 лет до Р[ождества] Х[ристова], а у нас в Зауралье, он, наверное, запоздал своим приходом на добрых две, если не больше, тысячи лет. Гончарное дело началось ещё в конце каменного периода. Первые сосуды не прочны, плохо обожжены и были неудобны для употребления. Однако ещё в то время эти сосуды украшались нанесением на них разных ямочек, черточек и других узоров, причём украшалось даже дно, делавшееся в то время круглым. Впрочем, круглое дно встречается и в железную эпоху.

В витрине расположена коллекция предметов, добытых из курганов близ села Долговского. Эти курганы нужно отнести уже к железной эпохе, между тем, стоявшие в них сосуды вокруг покойника круглодонны. Люди того времени не имели столов, ставили сосуды прямо на землю, в особенности на песок, и не нуждались в плоском дне.

Рисунки на горшках делались в разное время и у разных народов по-разному. Хорошие специалисты по древнему гончарному делу всегда различат черепок одной эпохи от черепка другой.

Порою эти рисунки настолько художественно выполнены, что приходится только дивиться искусству и терпению прежнего человека. Таков весьма редкий рисунок на черепках с дюны между Далматовым образцы «украинских гобеленов» — ковров, а также особого назначения тканей — плахт. К сожалению, на нашей выставке украинское народное искусство представлено бедно. Между тем, мы, знакомясь с народным творчеством Украины, пришли к заключению,что оно характеризуется богатством своих оригинальных форм, независимо от материала, своеобразностью замысла в рисунке и красочностью его, возвышающегося, однако, над пестротою безвкусицы весьма приятным сочетанием тонов, как приятно это сочетание в природе — цветы на лугу.

Собранию местного, т.е. зауральского народного творчества положено лишь начало.

Соседняя с украинскими вышивками витрина убрана местным современным и более ранним тканьем, а также концами полотенец с вышивками мережкой и с кружевами.

В дальнейшем этот отдел должен стать очень богатым, теперь же весь он получен лишь от одной К. С. Боголеповой.

Следующими и последними для выставки представителями местного народного творчества являются различные резные по дереву предметы: доска для печатанья пряников, лет 20—25 тому назад продававшихся в наших городах на базарах под названием «покрышек», шкафчик с интересной резьбой, дуга, грабли, посудина в виде чашки, из берёзового нароста, и другая посудина, но уже точеная в форме маленького бочонка.

Местная этнографическая коллекция только слегка затронула русский быт. Совершенно не представлен быт довольно многочисленной в уезде мусульманской группы — башкир и мещеряков.

Изучение народного творчества имеет не только один, хотя и большой, научный интерес. Так музей Полтавского губернского земства, имеющий прекрасные образцы украинского народного творчества, руководя в техническом и художественном отношении кустарными промыслами, достиг того, что Полтавская губерния до войны сбывала за границу предметов кустарной художественной промышленности на несколько миллионов рублей.

То же явление наблюдалось и в Московской губернии, в особенности, в области игрушечного и резного по дереву дела, давшего местным кустарям большие барыши от заграничного сбыта. И в этом деле самую первую роль опять сыграл музей образцов народного творчества, организованный Московским губернским земским.


Зала третья.
отдел церковной археологии.


Отдел этот, состоящий, главным образом, из трёх больших витрин, включает в себя иконы, писанные на дереве, литые из бронзы, резаные из рога и т.д., а также облачения и нек[оторое]. др.

В витрине с иконами обращают на себя внимание две — средняя, самая большая, и поменьше, направо от первой.

Большая икона — Архангела — писана, по всей вероятности, в 17 столетии. Черты лица строгие, но миловидные, правильные; большие глаза. Фигура Архангела облечена в тунику византийского покроя и красный плащ; на ногах красная обувь. Фоном фигуре служит причудливая архитектура. Для нашего края такая икона большая редкость.

Другая икона — Муч[еница] Мавра — привезена из Украины. Внизу стоит надпись: «Родилась Мавра Емелиановна 1784 года июля 17 дня». Эта икона — портрет украинской помещицы в возрасте 40 - 50 лет; лицо чисто украинского типа. Работа очень высокая, по всей вероятности, какого-то итальянского художника. И вот это-то произведение искусства висело не в церкви, а в каморке у сторожа.

В этой же витрине большая коллекция литых бронзовых крестов и икон. Из них есть довольно интересные и старинные. Все это привезено «из России». Собственное производство у нас едва ли когда в больших размерах существовало.

Две остальные витрины заполнены церковными облачениями, вывезенными из Украины. Интересны они своими вышивками, как, напр., белая атласная риза, вся сплошь расшитая шелками, и др. Большинство предметов сделано из иностранного (французского или итальянского) очень красивых шелка и парчи. В особенности хорош парчовый епитрахиль, что посредине в правой витрине.

Из церковной утвари здесь имеется диаконская свеча, резанная из дерева (в витрине с иконами), украшенный резьбой аналой средины или конца 18 столетия, церковный стул и кадила.


Вл. Бирюков.
Народная мысль. — 1917. — 25 декабря (№ 72).



Акт открытия научного хранилища*


27 декабря, в 12 часов дня в помещении городской думы состоялся акт открытия Научного Хранилища. На открытии собрались все граждане, сочувствующие делу просвещения родного края. Акт начался приветственными речами. Городской голова Моисеев приветствовал граждан, откликнувшихся на призыв нарождающейся в городе культурно-просветительной ячейки, и благодарил за отзывчивое отношение к интересам поднятия культурного уровня родного уезда. Моисеев предлагает благодарить инициатора устройства научного хранилища В. П. Бирюкова.

Земское самоуправление, в лице председателя управы — Л. А. Будрина с чувством глубокого удовлетворения и живейшей радости отмечает день 27 декабря, как день, который в будущем будут благословлять и чтить, быть может, сотни наших потомков. Земство, ставящее основной задачей своей деятельности благосостояние широких народных масс, считает, по заявлению Будрина, это благосостояние немыслимым без поднятия культурного уровня народа. Только просвещенный народ в силах устроить жизнь свою на началах справедливости, равенства и свободы.


* Выдержка. Статья без подписи. Автор, скорее всего, редактор «Народной мысли» М. А. Пономарёв.


Вл. Бирюков.
Народная мысль. — 1917. — 25 декабря (№ 72).



Далматовский музей-монастырь


27 сентября Научным Хранилищем из губмузея получена такая телеграмма: «Губисполком сейчас утвердил музей-монастырь. (Профессор) Клер».

Содержание этой телеграммы является решителем судьбы Далматовского монастыря, который отныне объявляется музеем-монастырем. Благодаря своей древней архитектуре, монастырские сооружения в Далматове являются почти единственными в своем роде не только для Шадринского уезда, но и всей губернии, если не сказать больше — всего восточного Урала. Почему-то некоторые считают, что советское государство относится враждебно ко всякого рода старинным сооружениям, в частности, к церковным. В самом деле существует совершенно обратное. Для охраны древностей создан особый Главк, именуемый Главнаукой, с его музейным отделом, в ведение коего переходят все старинные сооружения, будут ли то церкви, монастыри, крепости, дворцы и т.д.

Само собой разумеется, что в эту категорию входит и наш Далматовский монастырь, как памятник русского зодчества конца XVII и начала XVIII столетий. Если для кого ещё этот монастырь ценен, как святыня, то для государства он — только памятник художества и свидетель истории первых шагов русской колонизации зауральского края и былого монастырского быта.

Теперь вся забота государства должна сводиться к тому, чтобы сохранить древние монастырские сооружения в полной неприкосновенности. Искусная работа каменной кладки должна теперь стать образцом для многих сооружений, преимущественно общественного назначения.

Когда наше государство экономически окрепнет, оно начнёт большую строительную работу.

На очереди теперь вопрос о постройке множества школ, клубов, театров, зданий для общественных и казённых учреждений. Раньше, бывало, выстроят для школы каменный ящик с голыми, гладкими стенами, и думают — дело сделано. Люди совершенно не учитывали всего огромного влияния на человека окружающей обстановки. Мрачная или скучная обстановка создает мрачное и скучное настроение. И, наоборот, весёлое и красивое веселит человека, создаёт у него бодрое и деятельное настроение.

С этой стороны красота монастырских сооружений сыграет большую роль, как образец и источник архитектурного заимствования в предстоящем строительстве края.

Охраняя старину в полной неприкосновенности, в то же время, вероятно, придётся делать кое-какие её восстановления. Так, например, по левую руку от колокольни монастырского собора стоит часовенка старинной архитектуры. Если хорошенько присмотреться к этой часовенке, то невольно обращаешь внимание на то, что с правой стороны у часовни сохранился кусок отломанной арки. Судя по сохранившемуся рисунку, собор до 1840-х (приблизительно) годов не имел верхней подстройки, как паперти, так и трапезной части верхнего этажа, с теперешней лестницей туда. Последняя в старину начиналась именно от указанной часовенки, от которой шёл к колокольне крытый, вероятно, вход с арками, а затем, дойдя до колокольни, отсюда ход в верхний этаж был через особое пространство, высотой не более 4 аршин, совершенно заделанное и лежащее между полом надстроенного этажа и сводом потолка нижнего храма.

Теперешняя надстройка, грубо облепившая стройную когда-то колокольню, безобразит всё сооружение. Ввиду этого необходимо произвести тщательные исследования, чтобы иметь под рукой материалы для восстановления прежнего вида.

Дальше. Хотя уже мало, но в монастыре сохранились ещё кое-какие единичные древние предметы. Они требуют того, чтобы [их] собрать в одно место, привести в порядок и, таким образом, создать небольшой музейный уголок. Для устройства последнего намечена маленькая церковка или Дмитровский придел у собора, совершенно от него обособленный. В этот музей-церковку между прочим будут перенесены кольчуга и шишак татарина Илигея, подарившего их основателю монастыря, своему родственнику по матери, монаху Далмату, а в мире — Дмитрию Мокринскому.

От усердия верующих, обкусавших, обцеловавших и обломавших железные кольца кольчуги, последняя уже достаточно обезображена. Пора прекратить это усердие не по разуму и дать предмету подобающее назначение, как памятнику старины. Для подлежащего проведения в жизнь мир охраны, новым положением предусматривается организация особого комитета, в который входят членами: заведующий музеем-монастырем, заведующий волотнаробразом, представители кооперации, профсоюза просвещенцев и краеведческого или просветительного кружка или общества в г. Далматове и, само собой, представитель Шадринского Научного Хранилища, как уездного органа охраны всех научных и художественных ценностей. В задачи комитета будет входить следить за сохранностью древних сооружений и надлежащей чистотой и порядком в них. Обсуждать и разрешать вопрос о всякого рода вселениях в монастырские помещения, требуя от вселившихся бережного обращения со зданиями и имуществом всякий раз сдавая его и принимая от уходящих из монастыря учреждений по описи. Комитет будет иметь право выселять неиспонителей его законных требований, составлять протоколы и привлекать нарушителей к суду.

В дальнейшие задачи комитета также входит изыскание средств на поддержание сооружений в сохранности, на восстановление старины в прежнем виде, на благоустройство в виде разбивки сада, устройства канализации и снабжения водой, на содержание помещения для прибывающих экскурсий и на руководительство последними при ознакомлении с монастырем.

Заканчивая свою статью, коснусь того доношения Далматовского волисполкома в Шадринский уисполком, выдержки из коего напечатаны в № 21.

Прежде всего, из вышеназванного многое, недоумённое для Далматовского волисполкома, станет понятным. Затем нужно отметить что некоторые строки доношения не соответствуют истине. Так, говоря о том, что заведующий музеем в м[онасты]ре, т. Ерыщук, будто бы занял цельную комнату портретами далматовских монахов, авторы доношения совершенно упустили из виду, что в этой комнате полно других предметов высокого научного значения. Да и про портреты-то не всё верно — там изображены только два далматовских монаха — основатель монастыря и ещё какой-то поздний игумен.

В отношении бывшей музейной комнаты нужно сказать, что ещё прежде, чем было написано волисполкомом, мною было дано распоряжение освободить её и перенести музей в Дмитровскую церковь, в которой служба никогда не производится. Что касается деревьев в саду, то ими распоряжается только музейное управление, и т. Ерыщук был прав, вырубая сухостой по разрешению Н. Хряща, ведь далматовскому волисполкому была до того ещё послана заверенная уисполкомом копия с соответствующего на счет монастырского имущества законоположения.

В конце концов необходимо отметить, что почему-то далматовский волисполком в своём доношении не ограничился фактической стороной дела, пошёл ещё на некрасивый шаг — наклеветал на т. Ерыщука, назвав его человеком религиозным. Из своих собственных наблюдений, а также из расспросов далматовцев, я знаю т. Ерыщука как человека совершенно нерелигиозного. К тому же т. Ерыщук, как мне известно, состоял в РКС Молодежи, куда религиозные люди не входят.


Директор Научного Хранилища Бирюков.
Трудовая правда. — 1922. — 3 октября. — №27 (167).



Недостающие произведения Ф.А. Бронникова


Известно, что в своё время городская управа не давала для размещения в Научном Хранилище произведений Ф. А. Бронникова, бросив, однако, их на произвол судьбы во время своей эвакуации. Ввиду этого Научное хранилище спасло бронниковское наследство уже в разбитом виде. Теперь выясняется, что часть материалов попала в руки служащих управы, живших в её здании. Кое-что уже возвращено, но многого ещё не хватает. За последнее время стало известно местонахождение 2-х бронниковских работ — голова старика и головка итальянки. Научное Хранилище предлагает владеющим добровольно возвратить указанные предметы в Научное Хранилище.


В. Бирюков.
Трудовая правда. — 1923. — 22 ноября. — № 109 (375).



О памятниках Ильичу


Во многих селах есть стремление переделывать памятники на месте древних церквей в памятники В. И. Ленину. Сам по себе церковный памятник есть напоминание об известном событии из местной истории. Уничтожение такого памятника или его переделка — уже акт низкой культурности (вспомните Питер, теперь Ленинград, где все памятники целы!): стыдиться того, что наши предки произошли от одного корня с животными (этого особенно стыдится религия), а также, что они верили в чертей и богов, нечего. А знать это нам и помнить всегда надо, чтобы видеть, насколько мы в своем культурном развитии опередили отцов и дедов.

С другой стороны, многие памятники сооружены из мрамора, имеют доски с историческими подписями, представляя из себя памятник чисто художественный. Уничтожение или переделка их строго воспрещена даже советской властью, которую старался ввести тот же Ильич.

А самое главное: что за стремление льститься на дешёвку и в своей скорби по Ильичу проехаться на даровщинку. Неужели вы не знаете, что Окружком РКП постановил устроить в Шадринске такой большой памятник, как Дом Крестьянина. Соберите-ка, сколько можете, да пошлите свою лепту на общее дело. А если у себя хотите свое, то не поскупитесь, не выворачивайте пальто вверх подкладом, не портите историческое старье, а сделайте что-либо новое.

Эта статья является ответом на запросы с мест, можно ли переделывать церковные памятники в памятники Ильичу.


В. Бирюков.
Рабоче-крестьянская правда. — 1924. — 16 февраля. — №18 (411).



Краеведение в деле рыболовства


Шадринский округ изрезан реками и озёрами. Если не считать мельниц да небольших рыбных ловель, речные и озёрные воды в тесном смысле слова пока никакого хозяйственного значения для края не имеют. Шадринский крестьянин, располагающий самой низкой техникой в земледелии, очень слабо развивает и вспомогательные отрасли хозяйства. В частности, совершенно никому в голову не придет заняться рыборазведением, при правильной постановке которого хозяин может точно рассчитать, с какого пространства водной поверхности, например, пруда, он в тот или иной год может получить определенного возраста рыбы и дохода от продажи её.

Если рыбное дело не всегда под силу одному хозяину, то артели или с.-х. коммуне оно совершенно подстать.

Как заняться рыбоводством, мы пока говорить не будем, а лишь укажем на необходимость изучения всех наших водоёмов, т.к. это изучение — начало дела, притом доступное многим, как единичным любителям, так и тем или иным коллективам, в частности, и школам.

Прежде всего надо учесть все водные вместилища и площадь каждого.

Второе — изучить рельеф дна, путём соответствующих измерений, с нанесением данных на карту-план водоёма.

Третье — изучить грунт дна, от характера которого зависит жизнь животных, в том числе и рыб.

Четвёртое — производить наблюдения над колебанием уровня естественных и искусственных водоёмов в зависимости от времени года и др. причин, помня, что уровень вод зависит от общих причин, главным образом, климатического характера.

Пятое — изучить отложение торфов.

Шестое — изучить самих рыб, их наружные формы, рост, отдельных особей, количество и т. д.

Седьмое — изучить состав остального животного мира водоемов.

Восьмое — изучить технику и экономику местного рыболовного промысла, по возможности с точным учетом количества и качества каждого улова.

Вся проделанная в таком духе работа ляжет в основу всех мероприятий в деле рыбоводства и послужит исходными путями для окружных хозяйственно-плановых органов в деле развития рыбоводства в масштабе округа.


В. Бирюков
Краеведение в деле рыболовства // Рабоче-крестьянская правда. — 1925. — 6 марта. — № 26 (563).



Что подметил крестьянин Пылин


Почему у крестьянина стали плохие хлебные семена?

На днях один из селькоров «Раб.-Кр. Правды», А. П. Пылин, прислал мне статью под приведённым выше названием, с просьбой проверить её содержание и направить в газету. В статье т. Пылин указывает, что главная причина измельчания и вырождения семян — т.н. перекрестное опыление, когда ветер несёт оплодотворяющую пыльцу с одного растения, высококультурного, на другое, малокультурное, отчего происходят ухудшенные помеси. Вместе со статьей автор прислал коллекцию семян 2-х овсов и полетая; в некоторых представителях последнего т. Пылин нашёл будто бы помеси овса и полетая, сделав соответствующие подписи.

С этой коллекцией я направился в землеуправление за разъяснением со стороны агрономов. Они сказали, что овёс с полетаем в обыкновенной полевой обстановке не могут давать помеси, т.к. овёс, пшеница и мн. др. злаки — самоопылители, т.е. созревающая на данном колосе пыльца этот же колос и оплодотворяет. Перекрёстным опылением размножаются немногие из злаков, напр., кукуруза. Представленные т. Пылиным предполагаемые помеси овса и полетая агрономы признали за настоящий полетай.

Мне бы хотелось повторить всё то, что сказали агрономы об истинных причинах ухудшения наших семян, но я, как не специалист, боюсь впасть в неточность и выразил бы пожелание, чтобы тт. агрономы сами бы осветили этот вопрос в газетной статье.

В свою очередь, считаю необходимым отметить, что агрономы отнеслись к представленной т. Пылиным коллекции с большим вниманием и отметили большую наблюдательность и научную пытливость этого селькора.


В. Бирюков.
Рабоче-крестьянская правда. — 1925. —
18 марта. — №30 (567). — (Вопросы сельского хозяйства).



Справка из истории Шадринской
периодической печати


На территории Шадринского округа имелось лишь 4 пункта, в которых существовали типографии, это: г. Шадринск, г. Камышлов, г. Каменск, с. Окунёвское. Периодическая пресса, печатавшаяся в типографиях, выходила лишь в первых трех пунктах.

Пока история периодической печати наиболее изучена в г. Шадринске. Начало этой периодической печати здесь было положено в 1877 г., когда 17.IV старого стиля была объявлена русско-турецкая война, вызвавшая появление в Шадринске печатного «Бюллетеня Северного Телеграфного Агентства. Сообщения с театра военных действий». К сожалению, мне пока не удалось ещё видеть своими глазами этого праотца Шадринской прессы, и заглавие бюллетеня я передаю со слов местного старожила К. А. Ушкова.

Когда кончилось печатанье «бюллетеня» и выходило ли еще что-нибудь кроме него, мне пока ничего не известно, вплоть до 1904 г.

В русско-японскую войну в Шадринске стали выходить «Телеграммы Российского Телеграфного Агентства». Мне известны лишь №№ 97, 98 и 100 (20, 21 и 22 апреля).

В полном смысле слова первой газетой была воистину многострадальная «Исеть», издававшаяся группой либеральной и революционной молодежи, по-видимому, самых различных идеологических направлений, при поддержке одного из молодых купцов, Емельянова. Пробный № «Исети» вышел 22.VIII.1913 г., а первый 22.VIII.1913 г.

В дальнейшем дадим перечень Шадринских газет, полагая, что этот перечень настолько красноречив, что он, точно барометр, прекрасно будет характеризовать настроение политической погоды и общегосударственной, и местной.

«Новая Исеть», — 1 мая (?) 1914 г.

«Исеть», с № 1 по 104 (5.XI) 1915.

«Зауралье», с № 1 по 21 (6.XI — 6.XII) 1915.

«Исеть», с № 1 — 117 (по 27.VII) 1916 г.

«Исетский Край» — 1916.

«Телеграммы Исетского края» — 1917 г.

«Исеть», №№ 1—134 (14.111 — 6.Х) 1917.

«Шадринская Жизнь», № 2-й — 4.VI, № 49 — 29.VIII.1917.

Однодневки:

«Призыв» и «Гаудеамус» — 1917,

«Народная Мысль», №№ 1 — 75, 1917 г.

«Народная Мысль», №№ 1 — 9, 1918 г.

«Крестьянский Рабочий», №№ 1 — 109 (25.1 — 29.VI) 1918.

«Бюллетени Шадринской Городской Думы», №№ 1 — 4 (4.VII — 9.VII) 1918 г.

«Народная Газета», №№ 1 — 74 (П.VII — 29.ХП) 1918 г.

«Народная Газета», №№ 1 — 147 (по 15.VII) 1919.

«Русский Гражданин», № 24-й 16.VII.1919 г.

«Рабоче-Крестьянская Правда», № 2-й вышел 28.XI.1919. Прекратилась на № 28 10.IV. 1920.

«Роста», № 1-й 16.111.1920 г. (всего 229 №№ до 1921 г.).

«Деревенский Коммунист», № 1, З.Х. 1921.

«Деревенский Коммунист», 112 № в 1922 г.

«Трудовая Правда, с 1.VIII.1922 г. до 1923 г. № 127.

«Рабоче-Крестьянская Правда», с 1924 года.


В. Бирюков.
Рабоче-крестьянская правда. — 1925. — 7 августа. — №89 (626).



Памятник Ильичу в Дарьяльском ущельи
Работа скульптора-шадринца


«В глубокой теснине Дарьяла, где роется Терек во мгле», сейчас идёт железная дорога, а самый Терек запрягается в хомут электрификации. И вот на этом-то месте народы Кавказа воздвигают Ильичу грандиозный памятник. Фигуру Ильича слепил Шадринский уроженец, скульптор И. Д. Иванов-Шадр. Высота фигуры 12 аршин; это самая грандиозная из человеческих фигур, когда-либо отлитых из бронзы; в сравнении с ней гигант Давид Микеля Анжело — пигмей.

В музее Научного Хранилища выставлены единственные пока ещё в мире фотографии гиганта-скульптуры, окруженной лесами; фигура лепилась на воздухе и стоит пока в Москве на Мытной ул[ице]. против фабрики Гознака. В начале января в музей поступило много фотографий с других работ И. Д. Иванова-Шадра, а на днях пишущий эти строки доставил из Москвы и самые две скульптуры — голову матери скульптора (экземпляр автоотливки приобретён в Третьяковскую галерею) и проект червонца, бывший на международной выставке в Венеции (Италия) в 1924 г.


В. Бирюков.
Рабоче-крестьянская правда. — 1926. - 7 февраля. - №15 (699).



Пусть вместо колокольных звонов —
гудят в деревне тракторы!*


Требовать передачи собора под антирелигиозный музей, фроловской церкви под актохранилище Окрархива — решил коллектив работников научного хранилища. Если актохранилище перевести во фроловскую** церковь, город получит большую торгово-складочную площадь. Дальнейшее оставление собора в руках церковников приведёт его к окончательному обветшанию.


Путь к коммуне. — 1930. — 22 января. — № 10 (1282).


*Общий заголовок, объединяющий несколько заметок различных авторов.

**Так в тексте: со строчной буквы и не Флоровская.



В Шадринском округе возможны свои фосфориты


Для удобрения полей особенно нужна фосфоритная мука, содержащая фосфор. Мука эта есть нечто иное, как измолотые остатки окаменелостей морских животных. Сейчас в разных местах союза идут тщательные поиски залежей таких окаменелостей. Я хотел бы обратить внимание на существование бурого слоя с отпечатками ракушек в отложениях правого берега долины реки Миасса — против д. Барсуковой и др. в Каргапольском районе. Если пойти за эту деревню, то выше уровня кирпичных сараев (не знаю, есть ли теперь эти сараи), в обрыве виден плитообразный бурый слой среди песков и глинистых отложений. По всей вероятности, в этом слое есть известь, а в ней, кроме того, думаю, что и фосфор.

Просьба к представителям Бакланского сельсовета добыть этого бурого слоя возможно больше (до пуда) и доставить в Научное Хранилище для отправки в Свердловск на исследование.


Директор Научного Хранилища - В. Бирюков.
Путь к коммуне. — 1930. — 21 февраля. — № 22 (1294).



Художественным воспитанием масс
никто не занимается


Потребность в художественном воспитании у масс огромна, между тем они не имеют возможности получить какое-либо руководство в данном направлении. Об этом говорит то, что в музей Научного Хранилища постоянно обращаются то рабочие, то крестьяне, то ребята-ученики со своими рисунками, с лепкой и др. предметами художественного творчества с просьбой дать оценку этим произведениям, выставить их в музее и пр. К сожалению, Научное Хранилище, несмотря на бесконечный ряд своих ходатайств до сих пор не может добиться отпуска средств на привлечение особого работника по художественной галерее на то, чтобы вынести эту галерею в особое помещение, где бы можно было развернуть особую работу по художественному воспитанию масс.

В галерее необходимо выставить все имеющиеся у Н[аучного]. Х[ранилища]. художественные ценности, предварительно изучить их хотя бы бегло и дать соответствующие надписи, во-вторых, — проводить экскурсии как по содержанию художественных экспонатов, так и по технике художественного дела, в-третьих, — организовать при галерее студию, т.е. особую комнату для практических занятий, для ведения бесед по искусству.

Нельзя думать, что проведение всего этого — задача одного лишь Научного Хранилища. Оно лишь технический организатор этой работы, а непосредственное участие в ней должны принять наши общественные организации. В первую очередь — профсоюзные организации, которые первыми обязаны заботиться о художественном воспитании своих членов, а до сих пор ничего не сделали, хотя Н[аучное]. Х[ранилище]. уже несколько раз предлагало свои услуги по развертыванию работы среди профсоюзных масс. Отсюда — обязанность профсоюзов взять на свои средства хотя бы содержание постоянного работника (до 1300 р. в год). Затем горсовет, поскольку основная масса интересующихся искусством — горожане, может дать средства на приспособление помещения, которое само по себе имеется. Колхозная масса не менее стремится к художественному образованию, а потому и колхозсоюз не вправе стоять в стороне.

Пока не будут соединены вместе усилия всех этих организаций, до тех пор нечего говорить о развертывании работы в художественной галерее, которая пока что остается настоящей беспризорницей.


В. Бирюков.
Путь к коммуне. — 1930. — 17 августа. — №2 (1369).




Нефть в Шадринском районе


Местные краеведы с 1931 г. добивались, чтобы в сёла Кабанское и Батуринское были посланы геологи для установления есть ли тут нефть. Среди товарищей, проявивших в этом особую настойчивость, член партии А. П. Мотовилов. Недавно в Шадринский район прибыли геологи из Звериноголовской геолого-разведочной партии. Они установили, что, действительно, в Шадринском районе, на месте теперь несуществующего выселка «Раздолье», в подпочвенных водах имеется нефть.

Ввиду того, что первые признаки нефти были обнаружены в колодцах, у геологов явилось сомнение, не искусственного ли происхождения эта нефть. Но когда был вырыт контрольный шурф, нефть оказалась и в шурфе.


«ЧР» В. Бирюков.
Путь к коммуне. — 1938. — 20 октября. — № 174 (3059).



Как и когда были основаны
города и селения Зауралья


Шадринцы проявляют большой интерес к истории Зауралья. Они хотят, например, знать, когда и при каких обстоятельствах возникли здесь города, населенные пункты, в частности, те, с которыми был связан в административном отношении город Шадринск. Ответ на этот вопрос можно найти в архивных материалах и литературных произведениях, в которых идет речь о Зауралье.

Возникновение большинства городов и важнейших населенных пунктов нашего края началось в конце XVI столетия. Это не случайно. До 1581 года, когда Ермак совершил поход за Урал и присоединил к русскому государству Сибирь, наш край входил в состав так называемой Золотой Орды, которая была основана полчищами татарского хана Батыя. Завоеватели-хищники беспощадно эксплуатировали местное старожилое население, разоряли его, тормозили развитие экономики и культуры этого края. Положение изменилось, когда Русь, собравшись с силами, освободилась от господства татар.

Завоевание Ермаком Сибири оказало огромное влияние на развитие этого края. Значение похода Ермака — не только в том, что он освободил местное население от татарского ига, — этот поход положил начало проникновению сюда новой, более высокой культуры — и государственной, и материальной.

Карл Маркс, знакомясь с историей нашей страны, писал: «Россия действительно играет прогрессивную роль по отношению к Востоку... господство России играет цивилизующую роль для Черного и Каспийского морей и Центральной Азии, для башкир и татар».

Лишь после завоевания Ермаком Сибири началось быстрое заселение нашего края выходцами из других районов страны, стали возникать один за другим населенные пункты и города, в том числе и город Шадринск.


I


Со времени своего основания, а это было около 300 лет тому назад, Шадринск подчинялся в административном отношении ряду городов в Сибири — Тобольску, Оренбургу, Перми (ныне Молотов), Екатеринбургу (ныне Свердловск), Челябинску, Кургану.

Самым древним из этих городов является Тобольск. Он был основан через шесть лет после похода Ермака — в 1587 году. Тобольску Шадринск подчинялся со дня своего основания до 1738 года, вначале — как столице всей Сибири, а с 1708 года, как центру Сибирской губернии.

В 1737 году на юго-востоке старой России было образовано особое учреждение, так называемая Оренбургская комиссия, затем переименованная в Оренбургскую экспедицию. В её задачу входило построить ряд городов, в том числе Оренбург, и организовать новую губернию — Оренбургскую. В составе этой будущей губернии была создана в 1738 году так называемая Исетская провинция, размером не меньше нынешней Курганской области. Первоначальным, временным центром этой провинции был город Шадринск.

Оренбург, в 1938 году переименованный в город Чкалов, был основан несколько позже — в 1742 году. Ему, как губернскому центру, Шадринск подчинялся с 1744 года по 1781 год. В этот же период он был одновременно подчинен и городу Челябинску, как центру Исетской провинции, в состав которой входил Шадринский дистрикт.

Основание города Челябинска относится к 1736 году, когда здесь была заложена Челябинская крепость. В 1782 году она была переименована в город Челябинск.

С 1781 года наш город в продолжение 138 лет подчинялся городу Перми (ныне Молотов): до 1796 г., как центру Пермского наместничества, а с 1796 по конец июля 1919 года, как губернскому городу.

Город Пермь был основан в 1781 году на месте существовавшей уже деревни Брюхановой. Он стал центром Пермского наместничества, а затем — губернским городом, причем внешние границы наместничества и губернии остались без изменений. В 1940 году Пермь была переименована в город Молотов.

На 60 лет раньше, в 1721 году, возник город Екатеринбург. Он был основан одним из «птенцов гнезда Петрова» В. Н. Татищевым.

В июле 1919 года город Шадринск вошёл в состав Екатеринбургской губернии, а затем, вплоть до 1934 года, был в составе Уральской области, будучи в это время окружным центром. С 17 января 1934 года по 6 февраля 1943 года Шадринск входил в состав Челябинской области, а затем, после выделения из неё Курганской области, стал подчиняться городу Кургану.

История Кургана насчитывает около 300 лет. В 1662 году на том месте, где сейчас расположен город, была основана слобода Царево Городище. Впоследствии она была переименована на слободу Курганскую, которую в 1782 году преобразовали в город Курган.

Как уже говорилось выше, город Шадринск в различное время был центром округа, уезда, дистрикта, провинции. Ему административно подчинялись некоторые города и ряд селений, возникшие в период с 1644 по 1859 год.

Раньше других был основан город Далматов. Он даже на 18 лет старше Шадринска. В 1644 году на месте теперешнего Далматова прибыл из Невьянского монастыря (но не из г. Невьянска, которого тогда ещё не было) сибирский уроженец, сын русского казака и татарки, Дмитрий Иванович Мокринский. Его монашеское имя было Далмат. Это имя и было присвоено селу Николаевскому, когда оно в 1781 году, при создании Пермского наместничества, было переименовано в город, ставший центром Далматовского уезда. Но уездным центром он был недолго. В 1796 году, в связи с упразднением Пермского наместничества и преобразованием его в Пермскую губернию, Далматов был лишен значения уездного центра и остался заштатным городом. Теперь это центр Далматовского района.

На одиннадцать лет позже Далматова возник город Катайск. Он взял своё начало от Катайского острога, основанного в 1655 году. Городом он стал недавно.

Через пять лет, в 1660 году, был основан острог Мехонский. Теперь это село Мехонское, центр Мехонского района.

Почти к этому же времени относится и возникновение Шадринска. Впервые о нём упоминается в архивных документах за 1662 год. В них говорится о «Шадриной заимке», «где острожный лес вожен и дворами стоят». Из этой записи видно, что в 1662 году в «Шадриной заимке» уже были выстроены дворы и завозился лес для строительства острога, то есть крепости. Через два года, в 1664 году, на месте этой заимки началось строительство Шадринской слободы, которая в 1712 году была переименована в город. В 1664 году уже существовала деревня Нижне-Ярская. Теперь это село Нижний Яр, Далматовского района.

Пятью годами позже, в 1669 году было основано «монастырское поселье на Тече», или «Теченское поселье» Далматовского монастыря. Теперь это село Верх-Теченское, Уксянского района. В архивных материалах имеется указание на то, что в том же 1669 году некий Федька Качесов (тогда людей звали уменьшительными именами) получил разрешение построить слободу Маслянскую. Так было основано теперешнее село Маслянка Шадринского района. В 1674 году на территории нынешнего Шадринскогс района возникла слобода Красномысская, преобразованная в дальнейшем в село Красномыльское.

К последней четверти XVII столетия относится основание села Барнёвки, Батуринского района и села Крутихи, Далматовского района. В архивных материалах можно прочитать, что в 1683 году было дано разрешение «слободчику Федьке Мазихину и беломестным казакам и пашенным крестьянам и старосте мирскому Давыдке Шахматьеву» построить Барнёвскую слободу. В том же году была основана Крутихинская слобода. Теперь это села Барнёвка и Крутиха.

В конце XVII столетия были основаны слободы — теперь районные центры Ольховка и Уксянка, а также село Белоярское, Уксянского района, и село Каргапольское — центр Каргапольского района.

В это же время возникло село Канаши, основанное беглыми крестьянами, проживавшими ранее на территории нынешней Вологодской области и принадлежавшими помещику Велико-Устюгского уезда, отставному прапорщику Павлу Ивановичу Дебособрову. В промежуток между 1721 и 1725 годами помещику удалось разыскать своих крестьян, но он не стал принуждать их вернуться обратно, а лишь оставил за собой право владеть ими на новом месте их жительства. После смерти Дебособрова этими крестьянами и всем селом владели его жена, две сестры и их наследники, и лишь в 1806 году крестьяне села Канашей откупились от своих помещиков за 15.200 рублей.

Около середины XVIII столетия выходец из Вологодского края Варфоломей Евстафьевич Батурин основал на речке Солодянке, притоке реки Барнёвки, впадающей в Исеть, деревню Батурину. Ныне это село Батуринское, центр Батуринского района.

Интересна история возникновения деревень Осеевой, Хлызовой и Погорелки. В 1797 году распоряжением пермских губернских властей в составе Шадринского уезда были образованы волости: Шадринская — Подгородная (с центром в селе Иванищевском), Кривская, Буткинская, Смолинская, Ирюмская, Мехонская, Изъедугинская, Кондинская, Каргапольская, Бакланская и Макаровская. Всем крестьянам, проживавшим в Шадринске, было предложено или приписаться в мещане, то есть стать ремесленниками или торговцами, или выехать в сельские места. И вот те, кто не хотел расстаться с крестьянством, выселились, по преданиям, в окрестности города и основали там деревни Осееву, Хлызову и Погорелку.

Позже других населенных пунктов возникло село Кресты. Раньше в этом месте ежегодно, в течение месяца, проводилась ярмарка. Постепенно здесь стали селиться люди, образовался Крестовский выселок, впоследствии — село Кресты, знаменитое своей Крестовской ярмаркой. Возникновение Крестов относится к 1859 году.


Вл. Бирюков.
Шадринский рабочий. — 1954. - 11 июля. - № 82 (2016). - (Из истории нашего края).



Кем было заселено Зауралье


После прихода в Зауралье Ермака (1581 г.) началось заселение этого края выходцами из других районов страны, входящих теперь в состав Архангельской, Вологодской, Кировской, Костромской, Ярославской, Новгородской, Псковской и Калининской областей, Карело-Финской ССР и автономных республик — Коми и Удмуртской. Сведения об этом имеются в многочисленных статьях и книгах по истории нашего края, в материалах государственных архивов.

Но есть и другой путь исследования, довольно убедительно показывающий, откуда пришли переселенцы в Зауралье. Это — характер фамилий, некоторые географические названия, особенности местного говора, не свойственные коренным местным жителям, но вполне объяснимые характером языка и географией других районов нашей страны.

Выходцы с берегов Белого моря оставили о себе память в виде фамилии Морянинов. Многие переселенцы пришли из районов важнейшей реки севера — Северной Двины и её притоков: Ваги, Устья, Вычегды с Сысолой, Сухоны с Тотьмой, Юга с Лузой. От названий этих рек произошло много фамилий: Двинянинов, Вагин, Важенин, Вычигин, Сысолетин и Сысолятин, Тотьмянин, Югов и Южаков, Лузин и Лузенин. При слиянии рек Юга и Сухоны стоит город Великий Устюг. Отсюда фамилии Устюгов, Устюжанин.

Река Пинега, впадающая вблизи г. Архангельска в Северную Двину, дала начало фамилиям Пинегин, Пиньженин, Пинеженин и Пиньжаков.

Вторая крупная река севера — Печора. Отсюда — Печоров, Печёрских, Печёркин и деревня Печёркина. При впадении в Печору реки Цильмы стоит село Усть-Цильма. Оно дало начало фамилии Устьцелемов.

Фамилии Мезенин, Мезенцев, село Мезенка (второе название села Соровского Каргапольского района) произошли от реки Мезень, впадающей в Мезенскую губу Белого моря, между реками Печорой и Северной Двиной.

От реки Онега, впадающей в Онежскую губу, произошла фамилия Заонегин, от реки Шалга — Шалгин.

К системе реки Волги относится река Кострома с городом Костромой и река Ветлуга с притоком Вохма. Они дали начало распространенным у нас фамилиям Костромин, Вохменцев, Вохмяков, Ветлугин. Некоторые переселенцы пришли из районов озер: Белое, Галич или Галицкое, Воже. Соответственно появились фамилии Белозеров, Белозерцев, Галичин, Галицких, Галинов, Воженин, село Белозерское — районный центр нашей области.

Можно привести немало фамилий, которые произошли от названий ряда городов и селений Северного края: Пустозёров от села Пустозерск, вблизи устья р. Печоры; Колмогоров — от города Холмогоры, расположенного на острове среди реки Северной Двины; Каргаполов и районный центр нашей области село Каргаполье — от города Каргаполь, Вологодской области; Кевролетин — от села Кевроль в низовьях Печоры; Тверкин и Тверитин — от г. Тверь (ныне Калинин); Углицких — от г. Углич (Верхняя Волга); Вологдин, Воложанин и Воложенин — от г. Вологда. Кстати, этот город в старину имел другое название — Насон. Отсюда и местная зауральская фамилия Насонов и деревня Насонова.

Все эти примеры (а их можно было бы умножать) свидетельствуют о том, что первые поселенцы в своей массе — выходцы из Северного края, когда-то заселённого потомками новгородцев. Этим объясняются и такие особенности, как окающий говор старожилого населения нашей области, наличие в нем ряда древних слов, а также слов, которые и теперь распространены в Северном крае.

К числу сохранившихся в нашем говоре древних слов относятся такие, как вехоть — мочалка для мытья тела или предметов, пятно — тавро, клеймо на теле сельскохозяйственных животных и птиц, слаутный — прославленный, широко известный, шануть — толкнуть, стювать или щувать — закликать, запрещать, не позволять.

Можно привести немало слов, которые и теперь распространены в Северном крае. У нас говорят: «упоромитъ» — успокоить, убаюкать, а на севере — «споромитъ», то есть связать в плот брёвна для сплава, или в переносном смысле — окончить какое-либо дело; пиньжовина — толстый, кондовый лес, какой растёт по берегам реки Пинеги. Пришли к нам с севера и названия некоторых созвездий: Лось — Большая Медведица, Кичиги — Пояс Ориона (от слова «кичига» — палка с загнутым концом, какую употребляют чабаны). От употребляемых теперь в Архангельской области слов произошли и некоторые фамилии, например, Юровских (и деревня Юровка) — от «юрово» — косяк рыбы, Бугуев (и село Бугаево, по-старому Бугуево) — от слова «бугуй» — филин.

Одновременно с русскими стали переселяться за Урал и представители других народностей — коми-зыряне, коми-пермяки, удмурты, карелы, марийцы, мордва, чуваши. Об этом свидетельствуют многие фамилии и названия населенных пунктов.

Влиянием коми-зырян и коми-пермяков объясняются очень распространенные в Зауралье фамилии — Зырянов, Зырин, Пермяков, Пермикин, названия сел и деревень — Зырянка, Зырянские Ключики, Пермяково и др. Многие фамилии имеют своим корнем слова коми-языка, например: Дозмаров — от слова «дозмор» (тетерев-глухарь), Койнов — от «коин» (волк), Ческидов — от «ческит» (сладкий, приятный), Лундин — от «лун» (юг, полдень) и «дин» (устье реки, река).

В местном говоре бытует и ряд непереведённых слов из коми-языка: кага — малютка, ребенок; зепь — карман; гундорить — свивать, вить, сплетать вещи и слова (сплетничать) — от «гундырь» (змея).

Влияние удмуртов сказалось на фамилиях Вотинов и Водинцев, Ижболдин (от селения Иж-Бодья), Сентемов (от сентема — слепой). Вероятно, из удмуртского языка пришла к нам поговорка «Как в шай пал», т.е. как сквозь землю провалился («шай» — могила).

Точно так же остались следы влияния карелов (фамилии Карелин и Корылин, деревня Корелы), марийцев, которые по-старому назывались черемисами (Черемисинов, Черемисин и Шарнин — от слова «шарне» — ива, деревня Черемисская), чувашей (Чувашев; деревня Чувашева). Кстати, деревня Чувашева, что слилась с деревней Ганиной нашего района, стоит на реке Канаш. Если только это слово не тюркское («кан» — кровь и «аш» — пища), то чувашское — «канаш» (совет).

Много лет прошло с тех пор, как представители разных народностей переселились в Зауралье. Они слились с местным населением и постепенно потеряли свои особенности. И только в говоре, в фамилиях и названиях населённых пунктов остались следы, свидетельствующие о том, откуда пришли к нам переселенцы.


Вл. Бирюков.
Шадринский рабочий. — 1954. - 9 июня. - №68 (2002). - (Из истории нашего края).




ББК 63.3(2) Б 64

Бирюковское наследие. Том второй В. П Бирюков в периодической печати г. Шадринска 1917—1954 гг. / Сост. В.Н. Бекетова, А.М. Бритвин. - Шадринск: Изд-во ПО «Исеть», 2003. — 108 с.

Бирюковское наследие. Том второй. К 115-летию со дня рождения Владимира Бирюкова к 85-летию Шадринского научного хранилища (Государственного архива в г.Шадринске и Шадринского городского краеведческого музея имени В. П. Бирюкова). Редакционный совет благодарит зав. библиотекой Шадринского государственного педагогического института Елену Александровну Брякову за помощь в получении копии очерка В. П. Бирюкова "Путь собирателя".

Материалы к биографии В.П. Бирюкова. Редактор А.М. Бритвин. Корректор Т.А. Камышева. Фото на обложке В.И. Семенова.

ISBN 5-7142-0493-Х


© Бекетова В. Н., Бритвин А. М., составление, 2003 г.



Яндекс.Метрика
Hosted by uCoz