Уважаемые товарищи! Средств на отключение рекламы у сайта нет: поэтому, для блокировки таковой, на вашем ПК используйте дополнение ADBlockPlus! || Comrades! Monetary resources to deactivate ADS on the Site doesn't have: however, to blocked all ADS, use for browsers on your PC this addon - ADBlockPlus! || Kameraden! Der Geldmittel für die Abschaltung der Werbung - Website wir nicht haben: also, Sie Reklame sperren auf Ihrem PC mit helfen ADBlockPlus! sind verwenden.

MENU
ШГ | ШАДРИНСК ГОРОДОК - Улица Николаевская (Ленина)


В.Н. Иовлева. «Шадринские улицы»

< Содержание >


Улица Николаевская (Ленина)



Улица Ленина раньше называлась в честь и во имя святителя Николая Чудотворца. Центральная улица города. На ней и вокруг неё были расположены учебные и зрелищные заведения. Улица плотного движения и сосредоточения людей: гуляний молодёжи, катаний на лошадях в масленицу, здесь были стоянки извозчиков.

Но, по порядку. Сейчас улица начинается в Калиничевой от Исети, за автоагрегатным заводом. Раньше была короче: дальше Казанской (Крестьянской) старых названий улиц не имелось. На окраинах жили люди простого звания: кустари и ремесленники, прасолки (перекупщики зелени) и другой народ, рабочие бутаковской фабрики.

Первый известный мне дом на улице Ленина (№56) — это деревянный двухэтажный домик Буйновых (здесь жила Лидия Дмитриевна Буйнова, урождённая Татнева), сейчас он перестроен и красиво выкрашен.

Николай Архангельский, лётчик, Герой Советского Союза. 1944 г. Последний его фотоснимок.

Николай Архангельский, лётчик,
Герой Советского Союза. 1944 г.
Последний его фотоснимок.

Наискосок — деревянный дом с каменным магазином (сейчас дома №55 и №57), принадлежали ямщику Ване Лысому (знала, что Иван Кирьянович, а фамилию и старожилы не помнили, но нашла её в старинной газете «Исеть» — Сиротин). Разжился он бесчестьем. Вёз он однажды в Кресты молодого купчика нездешнего, который по неопытности оставил в ходке вещи и 40 тысяч денег и, не взяв у ямщика спецярлык, пошёл в номера, наказав ему подождать. Ваня оказался не промах и укатил с деньгами-то. А так как купец видел лишь затылок, то найти его после не смог (А. Д. Губин это говорил, другие тоже).

Дом Бабушкина (улица Красноармейская, 19) угловой, двухэтажный с парадным входом с бывшей Флоровской улицы. Интересен тем, что сам деревянный, носит каменную «одежду»: обложен кирпичом от пожаров (с западной стороны видны его внутренние деревянные стены). И одежку-то носит нарядную, с украшениями — ''одетый камнем«!

Аккуратные домики №74 и №76 с большими светлыми окнами. На два окошка — торговца Усольцева. Его магазин был на конном рынке возле Бутаковской мешочной фабрики и огороды на лугах, на Исети, за фабрикой. Торговал он огурцами, капустой — летом, а постоянно — сеном и овсом. А дом на три окна — Юношевых, торговали они лошадьми.

Дом №84 — церковный. Дом №88 — двухэтажный, вплотную примыкающий к магазину «Бытовая химия» — Куклиных. А угловой дом с мезонином по улице Спартака №9, магазин-то к нему относился — Н. С. Коротовских. На противоположной стороне почти все дома до музыкальной школы снесены (2-х этажный Чубарова, два дома Кочкуровых, а после них — Зайковых).

Здание музыкальной школы, до этого неполная средняя школа №4, принадлежало Солодниковым. Было оно одноэтажным и сдавалось под один из отделов земской управы. Это видно на фотографическом снимке. Об этом же говорил мне дядя (С. И. Иовлев): в этом здании летом 1915 года он переписывал бумаги, помогая другу своего покойного отца. Заработал 40 рублей и говорит: «Много! Наверное, по знакомству!» Между этим домом и берёзовой рощей по этой сторонке зданий больше не было. Это не первое здание, которое занимает музыкальная школа. В 1919 году музыкальная школа открылась в доме Ефимовых по улице Советской, 101. И педагогами по классу фортепиано были Мария Николаевна Ушкова и Валентина Николаевна Клюева. В 1930-х годах в здании Дома пионеров — педагог Юрий Павлович Аргентовский. В 1940-е и 1950-е годы и позже — Ольга Васильевна Долгих, Марианна Сергеевна Печерская, Евлалия Михайловна Гаркавенко, Светлана Гурьевна Цысарь... Называю не всех, только тех, о ком слышала от мамы. И всегда — имя Татьяны Васильевны Бобровой.

Ночвин Петр Васильевич

Ночвин Петр Васильевич

Сейчас напротив музыкальной школы — общежитие ШГПИ — первый девятиэтажный дом в Шадринске.

На квартале бывшего Полиграфмаша стоит за забором деревянный дом — церковно-приходская школа. Имеется такая открытка. Только столбиков на крыше сейчас нет.

Итак, берёзовая роща со старым кладбищем, обнесённая оградой, и церковь в ней Флора и Лавра с 1860 года. На пожертвование Густомесова (5 тысяч рублей) и Шахматова (3 тысячи рублей) в 1914 году был приобретён замечательный фарфоровый иконостас фирмы Кузнецова, т.е. фарфоровыми были иконы, образа, а обрамление деревянное, с позолотой. Самая высокая церковь в городе. Осоавиахим в прошлом приспособил её для прыжков с парашютом (по тросам). Церковь я уже не застала, но рощу помню. Были дорожки-аллеи в разных направлениях, чаще мы ходили по одной, с улицы Короткой (Гагарина) через площадь и на речку. Помню, что в роще было чисто, трава такая редкая росла. И ещё помню черепа, когда рыли котлованы: на этом месте построен в 1958 году первый пятиэтажный дом (№93) и Дворец культуры автоагрегатного завода.

Кладбища нет. Но остались надписи с памятников — надгробий, сделанные в своё время В. П. Бирюковым и музейными служащими. Даже при беглом просмотре имён: Здобновы, Вагины, Малюга — исторических имён, видны их родственные связи. Вот памятник матери земляка-художника и бывшая надпись на нём: «Здесь погребено тело рабы Божией Марии Бронниковой, скончавшейся 11 января 1872 года. Незабвенной родительнице от любящего сына...» Какое шадринское сердце не дрогнет?

Ночвины Афанасий Петрович и Серафима Николаевна (в центре) во дворе своего дома. С пышной прической — О. Н. Скачкова с дочкой Милей. 1912 г.

Ночвины Афанасий Петрович и Серафима
Николаевна (в центре) во дворе своего дома.
С пышной прической — О. Н. Скачкова
с дочкой Милей. 1912 г.

Напротив — угловой двухэтажный дом Солодниковых (долгие годы — заводоуправление Полиграфмаша).

Площадь Революции. Здесь 6 августа 1919 года, объявленного днём траура, при огромном стечении народа были похоронены отдавшие свои жизни за Советскую власть. Вчитайтесь в слова, которые были написаны на первом памятнике героям и которые повторены на новом: «Здесь лежат беззаветные борцы за коммунизм — жертвы колчаковских банд. Дело Ленина не умрёт! На костях лучших и храбрых миллионы мозолистых рук строят мировую коммуну». Слова, достойные того времени. Здесь же трудящиеся Шадринска провели траурный митинг в день похорон В. И. Ленина. С того времени на этой площади проводились городские праздники и митинги. Так, в газете «Рабоче-крестьянская правда» за 8 мая 1925 года помещена статья о праздновании 1 мая, и площадь была названа имени Братских могил. В памятный день начала войны 22 июня 1941 года — митинг на площади. Здесь же 9 мая 1945 года отметили шадринцы и праздник Победы.

По улице Ленина мимо трибуны с памятником вождю мирового пролетариата проходили ежегодно 1 мая и 7 ноября колонны демонстрантов. Но до развенчания культа личности на пьедестале стояла большая фигура И. В. Сталина (утром увидели — маленького Ленина...).

На углу улиц Ленина и Либкнехта к началу первой мировой войны было построено новое здание Реального училища (строил его подрядчик Михайлов), но учебные помещения занял запасной 139 стрелковый полк, куда прибыл служить молодой прапорщик из Мариуполя А. А. Жданов. Здесь в полку была создана в марте 1917 года первая в Шадринске большевистская организация — группа РСДРП. В Новый год (с 1919 на 1920 гг.) в этом здании случился пожар, длившийся три дня. Выгорело всё, что могло гореть. В начале 1930-х годов здесь была ФЗД — фабрично-заводская десятилетка (сначала семилетка), где в производственных мастерских работали А. П. Белозерцев и А. Г. Ляпушкин инструкторами по труду, а заведовал ими Галюков, лучший столяр-краснодеревщик, мастер иконостасных работ (резчик, позолотчик). Перед войной — средняя школа №9, где учился Герой Советского Союза Николай Архангельский, наш земляк (он родился в Красномылье). Во время войны тут был госпиталь №1726, начальником которого был Г. Т. Колмогоров, а главным врачом Н. В. Рысь. Я помню раненых, которые с перевязанными руками, головами, некоторые с палками или на костылях, отдыхали на лавочках, гуляли по улице Ленина от одного госпиталя до другого (за кинотеатром «Октябрь», где детский сад «Рябинка«). Женщины близлежащих домов помогали, чем могли: стирали бинты, бельё, верхнюю одежду, а дети выступали перед ними с концертами. Не всем из них суждено было вернуться домой или на фронт. Некоторые остались лежать на нашем кладбище. Потом здесь была воинская часть (авиашкола). Сейчас ШГПИ.

Серафима Николаевна Ночвина с крестницами. У её ног Нина Ночвина. 1903 год.

Серафима Николаевна
Ночвина с крестницами.
У её ног Нина Ночвина.
1903 год.

Наискосок от ШГПИ, улица Ленина №92, в доме с парадным крыльцом, теперь перестроенном, жила семья земского врача заведующего городской больницей Василия Андреевича Любимова. Он спас жизнь моей бабушке, и она всегда подводила свою дочь Соню (мою маму) к могиле Василия Андреевича и заставляла молиться за него. В. А. Любимов умер в 1911 году и похоронен на Воскресенском кладбище перед церковью. На его памятнике горела неугасимая лампада. Было пять могил врачей рядом, мама знала это место. Но и после его смерти дом был широко открыт для молодёжи: музыкально-одарённая семья устраивала в своём доме любительские концерты. Из четырёх детей Любимова (Александра, Надежда, Георгий и Евгения) я слышала о двух дочерях: Александре, жене доцента Томского технологического института С. А. Ногина, и о Евгении, учившей музыке фабрикантшу А. И. Бутакову.

Рядом в доме — особняке со шпилем на крыше и парадным входом №94 жил нотариус Дмитрий Александрович Ардашев, двоюродный брат В. И. Ленина (были у него дочь Люба и сыновья Александр и Николай), это за него выходила замуж Н. Н. Ночвина, катавшаяся на паре рысаков.

Следующий по порядку дом — церковный, далее №98 — ямщика Хохлачкина, сын которого врач-терапевт Александр Владимирович был участником спектаклей.

Двухэтажный дом со столбиками на крыше №100 — В. В. Вишневского, владельца паточного завода. В этом доме в семье полковника Литвинова, начальника авиашколы, останавливался с женой и дочерью Г. К. Жуков, приезжая в наш город в послевоенные годы, когда он командовал Уральским военным округом. А приезжал он 8 раз, на отдых и поохотиться в здешних краях.

Далее дом-особняк №102 с луковкой-главкой на крыше над заделанным парадным входом выстроил Афанасий Петрович Ночвин и жил в нём, угловой каменный дом стало ему держать не по средствам. Умер он ещё в нём (деревянном особняке) хозяином, а жене его Серафиме Николаевне пришлось жизнь кончать в бедности, в людях. Потом тут жили Березины и Лаборешных.

Угловой дом, улица Луначарского №11, усадьба с каменным флигелем, где был флюорографический кабинет, огромными складами за углом, принадлежали Ночвиным. Глава рода Пётр Васильевич, выходец из Курской губернии, служил у купца и, зная 4 действия арифметики, будучи смышлёным, дослужился до приказчика и женился на хозяйской дочери Евгении Ивановне. Был он и директором общественного банка в Шадринске. Его сын Никита вышел из купеческого сословия, проторговавшись, продавал в Уксянской стороне сельскохозяйственный инвентарь и собирал слова крестьянского говора, писал сатирические стихи на шадринские порядки. Другой сын Гавриил был врачом, жил в Екатеринбурге. Третий сын Александр — купец и биржевой игрок, жил в Петербурге и за границей. Умирая, он завещал свой капитал городу и просил похоронить себя на шадринской земле, что и было исполнено. На его средства была построена больница с содержанием хронических и неизлечимых больных его имени (теперь здесь роддом), улица Красная была переименована в Ночвинскую. А Афанасий остался барином в доме, даже в церковь Троицкую, что на следующем квартале, ездил на паре. Он давал балы, жил на широкую ногу и отцовское наследство прожил. В нижней части дома жили последние годы свои в Шадринске Лещёвы. Александр Алексеевич умер в 1914 году в Перми в клинике для душевнобольных. Потом в этом доме жил врач П. И. Дунаев, а последний владелец — адвокат П. В. Чуйков. С апреля 1918 года в этом доме размещался штаб 4-го Уральского полка.

Ногины Степан Антонович и Александра Васильевна.

Ногины Степан Антонович и
Александра Васильевна.

Вернёмся обратно к зданию ШГПИ на улице К. Либкнехта. На солнечной стороне угловой двухэтажный дом №97 принадлежал Подъячеву, дом рядом с ним — доктору Моносову, следующий — дом Лаборешных. Через дом (поздней постройки) — дом (№105) нотариуса Дмитрия Ивановича Некрасова с сестрой Варварой Ивановной — это были дядя и тётя поэтессы Ксении Некрасовой, которая некоторое время жила в их доме, когда училась в начальной школе.

Каменный двухэтажный, с большими складами, дом №107 — торгового дома Галюковых. Они имели мельницу на Исети (мельзавод №8), кондитерскую фабрику на Торговой улице (бывший «Кондитер«), магазин каменный двухэтажный в квартале телефонного завода по улице Комсомольской, он не сломан. В доме №107 перед войной был Дом пионеров имени П. Морозова (видела с него снимок у Губиных). А. Н. Зайков вспоминал, как он был тут на встрече с одним приезжим поэтом-импровизатором, которому задавали рифмы, и он тут же «выдавал» стихи. Зайков помнил рифмы «самурай-банзай».

К 100-летию со дня рождения маршала Г. К. Жукова на этом здании открыта мемориальная доска, сообщающая, что здесь, в штабе воинской части, бывал прославленный маршал, четырежды Герой Советского Союза.

Угловой старый двухэтажный покосившийся дом №109. В 1930-х годах верх дома купил Иван Андреевич Грязнов, художник по вывескам и церковным росписям из Крестов, дедушка Г. П. Шарыповой, в прошлом завуча музыкальной школы, и наш родственник с отцовской стороны.

Юкляевских Сергей Трофимович (слева) с шурином Суриковым Евсеем Лукичом в С.-Петербурге. Начало XX века.

Юкляевских Сергей
Трофимович (слева)
с шурином Суриковым
Евсеем Лукичом
в С.-Петербурге.
Начало XX века.

На следующем квартале дом №16 по улице Луначарского, принадлежавший Ушкову, где жил член большевистской партии с 1905 года Абрам Павлович Чистых (1883-1963). Здесь была типография А. А. Цыпулина, клуб ремесленников, детские ясли в первые советские годы и редакция первой шадринской газеты «Исеть», основателем которой был Н. В. Здобнов, а первым редактором — Г. П. Глазунов.

Следующий дом (№111) принадлежал священнику Петру Киселёву. В предвоенные годы здесь была фотография Агамяна.

Двухэтажный дом №113 — Воронцовой, тётки заслуженной учительницы РСФСР Е. Ф. Пчёлкиной, у которой она жила, оставшись без родителей.

И, наконец, каменная ограда и высоченная стена хлебного склада Треуховых (№115). У этой складской стены была маленькая Троицкая единоверческая церковь с отдельными воротами и часовней. Служил в ней священник Ефимий Лодыжников, отец жены Никиты Петровича Ночвина, Александры Ефимовны. Жил он на Соснинской улице в небольшом двухэтажном доме на 3 окна, который и сейчас стоит. А двор был сквозной, т.е. на службу священник ходил прямо из дому в церковь. На одной ограде с церковью был до недавнего времени деревянный флигель (детсад воинской части), где жил нотариус Большаков, позднее врач Охлопков с железной дороги.

И угловое двухэтажное каменное здание №117 — бывший Общественный клуб, называвшийся для помпезности Дворянским собранием. Здесь в 1914 году Нина Ночвина получила титул первой красавицы города на конкурсе красоты, где ей был вручен веер с надписью «Первой красавице Шадринска'» и ещё какие-то атрибуты. И после этого она, видимо, была сфотографирована в фотостудии в тёмном платье и с жемчужной нитью в волосах. Здесь было и отделение Сибирского банка, внизу — пивной магазин екатеринбургских купцов Злоказовых, и это здание было их собственностью. Злоказовы были основными конкурентами фирме Поклевских-Козелл. А у дома на углу была стоянка извозчиков. После революции с 10 августа по сентябрь 1919 года здесь в этом здании размещался штаб 30-й Уральской дивизии, освобождавшей Шадринск от колчаковцев. Дивизия была сформирована В. К. Блюхером. Это её назвал М. В. Фрунзе «жемчужиной Красной Армии». Был в этом здании и горком коммунистической партии, а ныне располагается детский сад «Солнышко».

На здании была установлена мемориальная доска с бюстом писателя П. П. Бажова (1879-1950). Кто не знает его «Малахитовую шкатулку«? Павел Петрович был в 1929 году в Шадринске в служебной командировке и работал в этом здании в редакции газеты «Путь к коммуне».

Юкляевских, урожд. Сурикова, Анисья Лукинична с дочкой Надей. Около 1910 г.

Юкляевских,
урожд. Сурикова,
Анисья Лукинична
с дочкой Надей.
Около 1910 г.

На противоположной стороне квартала, с конца — угловой деревянный дом №104, принадлежал Степану Антоновичу Ногину, который был женат на дочери врача Любимова, Александре Васильевне. С. А. Ногин — доцент кафедры химии Томского технологического института, виолончелист, в Шадринске — участник любительских концертов, друг Казимира Ивановича Пашкевича. В Шадринск приезжал в отпуска рыбачить.

Дом №106 принадлежал Дорониным, а №108, примыкающий к складскому зданию (столовые, чебуречная, фасовочный цех) — шапочникам Колмогоровым. За С. Г. Колмогоровым была замужем Екатерина Дмитриевна Татнёва.

Дом №112 — церковный. Дом №114, одноэтажный — окулиста А. А. Прибылева. Его жена Таисья Фёдоровна вела географию в школе №9. Во второй половине жил фотограф А. Асоян, отец доктора филологических наук, профессора, автора нескольких книг Арама Айковича Асояна, который сейчас преподаёт в Омском государственном педагогическом институте.

Большой двухэтажный дом №116 принадлежал польскому подданному лесничему Андрею Фелициановичу Превыш-Квинто.

И предпоследний дом №118 — Комковых. Угловое здание детской библиотеки принадлежало Ф. В. Ногиной, сама она жила внизу. В нижнем же этаже был магазин Е. М. Кореневой. А в верхнем этаже жила семья Окунева, представителя московской фирмы Рубина, и был магазин «Гигиена». Два квартала по улице Комсомольской (бывшей Торговой) занимали одинаковые торговые ряды с казёнными магазинами и магазинами иностранных фирм. В военные и послевоенные годы здесь располагались: магазин «Табак», КОГИЗ (книжный) и хлебный, торговавший по карточкам.

Перейдём улицу Комсомольскую, названную так в честь 25-летия ВЛКСМ, до этого — Трудовую, а раньше — Торговую. Угловое здание №122, где сейчас парикмахерская, принадлежало С. Т. Юкляевских. Его купил Токарев, владелец мыловаренного завода в Хлызово, как зять и наследник Тенигиной, и магазин их был на этом же квартале Комсомольской улицы, рядом с домом Сурикова. Здание аптеки №5, также улица Ленина №122. Было в нём раньше купеческое общественное собрание, на втором этаже, вход с Торговой улицы. До аптеки (её перевели из здания почты-телеграфа) здесь были магазины: кондитерский Анчугова, «Меха» Сафонова, «Бельё» Зеликмана. А с февраля 1918 года здесь располагался Шадринский уездный совет комиссаров под предводительством Ф. И. Яхонина.

Пашкевич Ян Фелицианович (Иван Иванович). 1833-1889.

Пашкевич Ян Фелицианович
(Иван Иванович).
1833-1889.

Следующий дом по улице Ленина №124 и магазин, бывший «Овощи и фрукты», «Нива», «Мясо», и ещё дальше дом – все также принадлежали Юкляевских. Во дворе дома С. Т. Юкляевских по улице Ленина №122 доживала свой век яхта К. Д. Носилова «Салетта». Лежала она кверху килем, как писал мне в письме И. В. Пашкевич. Яхту купил Юкляевских у писателя лично, но из-за смутного времени ею не воспользовался. Часть здания магазина, 2-этажная со двора, сдавалась под квартиры. Жило там одно время семейство поляков Пашкевичей, до покупки своего дома по улице Володарского. Ян Фелицианович Пашкевич (Иван Иванович) служил у Поклевских. Одна из его дочерей Мария Ивановна была классной дамой в гимназии, потом учительницей русского языка и литературы в школе №9, награждена орденом Ленина, учила меня, моих сестёр, маму и её старших сестёр. Одна из учителей, оставивших глубокий след в моей жизни, склонностях, любви к русскому языку, слову.

А сестра её, Адель Ивановна, рассказывала мне в 1970-х годах о довольно многочисленной колонии поляков в Шадринске. Поляки появились в Шадринске в конце 19 века, когда за участие в польском восстании 1863-1864 гг. они были сосланы в Сибирь. И Шадринск не случайно был выбран и облюбован ими на жительство: богатый край, не знавший гнёта помещиков. Главным их соединяющим звеном был предприниматель и винный монополист Альфонс Фомич Поклевский, тоже сосланный. Он сплотил своих соотечественников в крепкое ядро, дал им работу, помогал учиться их детям. В Шадринске это были семьи Миссуно и Добошинских (в разное время доверенных на заводе Поклевского-Козел), Пашкевичей, Дубинских, Михальских, Карны, Превыш-Квинто, Богданович. Последние не были высланы в Шадринск, а приехали добровольно.

Педагогический коллектив Алексеевской гимназии. 1912 год. В центре — директриса Н. К. Лонгинова, рядом справа — В. П. Богоявленский. Вверху — 5-я слева, М. И. Пашкевич, 4-я слева — Н. Л. Сурикова.

Педагогический коллектив Алексеевской гимназии. 1912 год.
В центре — директриса Н. К. Лонгинова, рядом
справа — В. П. Богоявленский. Вверху — 5-я слева,
М. И. Пашкевич, 4-я слева — Н. Л. Сурикова.

Из письма И. В. Пашкевича: «До Советской власти порядковой нумерации домов не существовало, была нумерация по регистрационной книге. Помню, что на фасаде дома Юкляевских был №416. Но зато на каждом доме были прибиты жестянки страховых обществ: «Саламандра», «Россия» и др.» И. В. Пашкевич держал в этом доме волка Ерёмку, которого волчонком ему подарил В. П. Бирюков.

Магазинчик-кондитерскую держала Анна Тимофеевна Павлова, у которой здесь на квартире жила Зина Кондратьева, дочь осиновского писаря, ученица Белой гимназии. Здесь с ней познакомился А. Жданов. Здесь выдавали её подруги замуж. Рассказывала Александра Васильевна Филиппова, урождённая Иртегова, учительница начальных классов (улица Кондюрина, №51), много раз встречавшаяся с молодым Ждановым. Платье на свадьбу брали у одноклассницы Тони Соколовой. У платья подшивали подол, т.к. Зина была меньше ростом. Тоня была сестрой А. И. Бутаковой и жила с мачехой и отцом, Иваном Степановичем Соколовым, которым принадлежало здание нынешнего кафе «Русь». Моя тётя Т. Н. Иванова (урождённая Муксунова) также училась с ними вместе, а Иртеговы были соседями по дому. Но моя тётя молодой уехала из Шадринска и женитьбу Ждановых не застала.

Так что здание магазина по улице Ленина связано с именем Жданова. Ряд домов на этой сторонке: Хохлачкиных, Бархатовых, Сафоновых, Груздевых — их перечислять бессмысленно, все дома, как на подбор братья-близнецы (работа жилищно-эксплуатационной конторы №1).

И завершают квартал здания драматического театра и кинотеатра «Октябрь», но строились они в разное время. В 1910 году было построено здание клуба Общества взаимопомощи приказчиков. Там имелся кинематограф, где шли немые фильмы. До этого у приказчиков был клуб, назывался он ещё чайной, в доме Мазова (теперь стоматологическая поликлиника по улице Октябрьской). В Шадринске был духовой оркестр с дирижёром Ильёй Гореликом. Говорилось: сегодня Горелик у приказчиков или в горсаду. Его вспоминал И. В. Пашкевич: «Маленький еврей, но все к нему относились с уважением и даже ребячьей восторженностью». В 1920-е годы большим успехом пользовалась смешанная труппа драматических и опереточных артистов. Особенно они покоряли публику постановкой «Ванька-ключник». Спектакли шли с аншлагом. Ставили много опереток: «Сильва», «Роз-Мари», «Баядерка». Имеются фотографии строительства клуба, а также закладки так называемого «Сада труда» на пустом углу рядом с клубом. На одном из снимков фоном служит здание гимназии напротив, стоят участники субботника с инструментами перед разбитой клумбой, это было вскоре после 1910 года. А кустарники (жимолость и другие), ряд которых тянулся от кинотеатра к улице Михайловской, сажали школьники (мама в том числе) в первые советские годы. Здание Клуба приказчиков называлось тогда Совтеатром. В 1959-1961 гг. зданию театра был придан современный вид. Руководил реконструкцией Н. К. Долгих — артист, музыкант и педагог, тогда директор театра.

Кинотеатр «Октябрь» был построен к 1930 году. В кинозале «Октября» в 1944 году шадринцы видели киножурнал, где М. И. Калинин вручает орден Красного Знамени лётчику-шадринцу Николаю Архангельскому. Здесь раньше был центр гуляний молодёжи, место, называвшееся «сковородкой». До тех пор, пока улица Ленина не оделась асфальтовыми тротуарами, это был один квартал по периметру: от клуба приказчиков повернуть на Торговую, вокруг дома Сурикова — на Михайловскую, мимо сада Ушковой — назад к клубу. И в обратном порядке. В 1920-х годах, в годы юности моей мамы, «сковородкой» назывались уже три асфальтированных квартала улицы Ленина, от театра до площади. Из газеты «Исеть» (18.03.1914): «На сковородке» (в центре города на Михайловской и Николаевской улицах) нет прохода от хулиган...» Нина Матвеевна Черемисина написала стихотворение «Сковородка» и посвятила его подруге юности Н. А. Марковой в 1988 году (с изменениями и сокращениями оно было опубликовано в газете «Исеть» 16.12.1997).

Вернёмся к началу квартала на противоположной стороне. Угловую часть здания спортивного манежа занимал магазин швейных машин американской фирмы «Зингер», называвшейся «Депо швейных машин», представителем фирмы служил шадринец П. М. Луговых (впоследствии председатель Госшвеймашины). Продавая швейные машины, представители фирмы обучали шить и вышивать на машинке, помогали освоить все операции. Приезжал и американец, ездил на «Форде» и попутно «делал бизнес» на сорочьих хвостах, украшениях к шляпам, скупая их.

Пашкевич Мария Ивановна (1881-07.01.1967) — учительница женской гимназии и школы №9.

Пашкевич
Мария Ивановна
(1881-07.01.1967) —
учительница женской
гимназии и школы №9.

Здесь же была маленькая парикмахерская Балина в одно кресло. Интересно, что тогда в парикмахерских (была ещё рядом у Полуянова и др.) брали напрокат маскарадные костюмы те, кто не имел своих. Об одном из таких маскарадов на масленице в клубе приказчиков я слышала от двух людей — моей тёти и М. Н. Сухановой-Делимовой, обе называли одни и те же костюмы: летучей мыши (последняя называла её нетопырь) и краба (он, бедный, пролежал весь вечер на полу и только шевелил «клешнями«).

В годы НЭПа здесь был Торгсин. Здесь же — первый советский гастроном. С военных лет и до постройки нового здания на всём квартале по улице Комсомольской была швейная фабрика имени Володарского.

Рядом двухэтажный каменный дом №121 с лепными украшениями, балконом, коваными решётками на окнах и дверях внизу и красивыми решётками ворот — дом мокеевского доверенного М. Ф. Зарубина, купившего его у Доронина, а магазин внизу — канцелярских и школьно-письменных принадлежностей, книг и типография — Доронина. До них дом был Фадеевой с магазином «Галантерея». Михей Филиппович Зарубин был с Мокеевым в родстве, был женат на его сестре, Афанасии Яковлевне.

Далее — бывший ресторан «Урал», столовая, кафе «Русь» — нежилое складское помещение И. С. Соколова из Канашей. Соколовы жили в глубине двора в невзрачном доме под навесом, а каменный дом рядом с кафе (он был тогда одноэтажным, надстроен в 1920-е годы) Соколов сдавал Полуянову. Елизавета Ивановна Соколова, урождённая Коренева, в первом замужестве Юкляевских, умерла в конце 1950-х годов в возрасте 100 лет. Была властной, уверенной в себе, никого не боялась. Оказывается, после революции не только мужчин-толстосумов сажали в тюрьму золото выколачивать, но даже женщин. В женской камере, куда водворили Е. И. Соколову, сидела и Юношева из дома на юго-восточном углу улиц Свердлова и Луначарского. Они, видимо, торговали зерном, т.к. для возов во дворе была крытая весовая. Елизавету Ивановну выбрали старостой камеры, и все ей подчинялись, а она отдавала команды вроде: «Всем искать вшей!» А на допросе сказала следователю: «Вы не золото от нас хотите, а уничтожить нас, как класс!» Следователь: «Эксплуататоры! Сами не работали, рабочих голодом держали!» А она: «Голодом!? Да у нас на первое они щи с мясом ели, на второе — кашу с маслом, молоко, а хлеба — сколько хотели! А мне и не надо было работать». Детей своих у неё не было, доживала одна, в бедности, без пенсии, в подвальчике дома на ул. Октябрьской, третьем от северо-восточного угла Уральской. И она решилась написать Ворошилову, и ведь добилась, пусть минимальной, но пенсии. В глубокой старости говорила: «Не хочу умирать, посмотрю, как дальше будет...» Вот характер!

Руссовы Нина Дмитриевна, урожд. Мошкова, и Вениамин Федорович. 21.02.1909.

Руссовы
Нина Дмитриевна,
урожд. Мошкова, и
Вениамин Федорович.
21.02.1909

На месте Дома быта было два дома: двухэтажный деревянный на три окна, на втором этаже жил часовщик Карачев, и в глубине двора был домик легкового извозчика, который по заказу подавал лошадь в любое время суток. Двухэтажный дом мне запомнился тем, что в «купальный день» 7 июля меня со второго этажа облили из ковшика водой — это была добрая, весёлая традиция, и никто не посмел бы обижаться всерьёз! В 1940-е годы жила там еврейская семья эвакуированных Передниковых. С их Таней я училась в 4-м классе, а отец её варил конфеты-леденцы.

Каменный дом с магазином (№129) принадлежал Петру Антоновичу Начапкину — одному из двух братьев-купцов Начапкиных из Погорелки (гоняли гурты овец). Их сестра Федосья Антоновна была матерью К. Н. Донских. Дом брата Якова был на углу улиц Комсомольской и Февральской: зелёный двухэтажный с красивыми оконными украшениями. Во время Великой Отечественной войны в магазине П. А. Начапкина была кузница металлопрокатного завода, и ребятишки тут брали просечки для рогаток.

Следующий деревянный одноэтажный дом был собственностью Ушковых, а жил в нём Ларионов (золотые и серебряные изделия и часы). Магазин и мастерская его были в доме Злоказовых на первом этаже, вход с Николаевской улицы.

Здание начальных классов школы №10 (вход со стороны улицы Люксембург). Раньше — два отдельных дома Прохорова и Виноградовой, позже её компаньона по винному делу Седунова. Эти дома купили Ушковы, соединили встройкой актового зала в одно помещение и сдали его в 1906 году в аренду городу под учебное заведение. Сначала это была Мариинская прогимназия (ниже гимназии), названная в честь матери Николая II, царицы Марии Фёдоровны, затем — Алексеевская гимназия, в честь наследника Алексея. Называли её Белой в отличие от Красной, которая располагалась на следующем квартале, а в действительности же это в разных зданиях размещалось одно учебное заведение. Начальница Н. К. Лонгинова жила в двухэтажном деревянном доме, вплотную стоявшем к Красной гимназии. В первые советские годы в Красной гимназии было ОКРЗУ (окружное земельное управление).

Перед Великой Отечественной войной, когда школа №9 находилась в нынешнем здании ШГПИ, в Белой гимназии была образцовая школа №3. На углу у Белой гимназии была ещё одна стоянка извозчиков на этой улице. В это здание перевели из клуба приказчиков исполком Совета рабочих и солдатских депутатов. Здесь состоялось заседание Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, решившее в ночь с 24 на 25 января 1918 года взять власть в городе и уезде. В 1918 году здесь размещался штаб Красной Гвардии, а филиал — в здании Красной гимназии.

Следующий квартал начинается со здания Государственной налоговой инспекции (улица Люксембург, 14). В предреволюционные годы это были «номера» купца и гласного городской думы С. Н. Груздева. Дом к нему перешёл от А. Н. Ногина, а потом стал собственностью В. Я. Мокеева. В советское время — гостиница «Урал», затем — детский сад №24. В гостинице останавливались, будучи в Шадринске в 1946 году, поэт Сергей Васильев и московский писатель В. Авдеев. А сколько известных людей приезжало к В. П. Бирюкову по работе научного хранилища! Так, в январе 1925 года в Шадринске был директор Эрмитажа И. А. Орбели, был и академик А. Е. Ферсман, который называл В. П. Бирюкова «главным краеведом» и «героем краеведения» (см.: В. 77. Бирюков «Уральская копилка«). А однажды, это было году в 1948-м, мы глянули из окон нашего класса, которые выходили на гостиницу и кинотеатр «Октябрь», и глазам не поверили: возле кинотеатра шёл высоченный негр!

Каменный дом Ловыгиной (№138) назывался Золотуринским, так как здесь жила одно время семья казначея Л. Золотурина.

Иосиф Пашкевич, радиолюбитель, устанавливал с друзьями первую радиоточку в Доме крестьянина в 1925 г.

Иосиф Пашкевич, радиолюбитель,
устанавливал с друзьями
первую радиоточку в
Доме крестьянина в 1925 г.

Рядом стоял двухэтажный дом, принадлежавший кондитеру Келлеру. Сейчас здесь построены три девятиэтажки. Помню этот дом с парадным входом. В нём располагалась Земпартия. Моей соученицей и подругой была Тамара Жукова, а её отчим Николай Иванович Давыдов работал тут инженером — старинный интеллигент. Сколько с ним связано доброго! Привезёт, бывало, из леса грибов и показывает нам, объясняет, что дождевики, белые упругие шары, тоже съедобны. Фотографировал нас с Тамарой и дома, и у цветущих яблонь. Помню его фотоснимки: высоко взметнувшиеся фонтаны воды со льдом при взрыве льда на Исети. Любил романс «Нищая» на слова Беранже... Там же работала М. В. Киселёва, внучка Н. П. Ночвина. Директором был С. В. Кудрявцев, его семья жила внизу этого дома, как и семья Н. А. Ложкина, жена которого, Нина Ивановна, работала в 1950-х годах в краеведческом музее. С их сыном Борисом по окончании техникума мы работали на Кургансельмаше, а с Игорем Кудрявцевым — на ШААЗе. В Земпартии б




Яндекс.Метрика
Valid CSS!

Онлайн всего: 1
Гостей: 0
Пользователей: 1
schadrinsk