Уважаемые товарищи! Средств на отключение рекламы у сайта нет: поэтому, для блокировки таковой, на вашем ПК используйте дополнение ADBlockPlus! || Comrades! Monetary resources to deactivate ADS on the Site doesn't have: however, to blocked all ADS, use for browsers on your PC this addon - ADBlockPlus! || Kameraden! Der Geldmittel für die Abschaltung der Werbung - Website wir nicht haben: also, Sie Reklame sperren auf Ihrem PC mit helfen ADBlockPlus! sind verwenden.

MENU
ШГ | ШАДРИНСК ГОРОДОК - Иовлева В.Н. «Шадринские улицы». Улица Набережная (Кондюрина)


Иовлева В.Н. «Шадринские улицы»

< Содержание >


Улица Набережная (Кондюрина)



Когда смотришь на город из-за реки, с Увалов, весь он предстаёт перед глазами как на ладони: уютный, защищенный с севера бором, а с юга — в зелёных кружевах тальника, омываемый красавицей Исетью.

Шадринск возник после покорения Сибири Ермаком в середине XVII века. Тогда это было небольшое поселение, предназначенное отражать набеги кочевников. Город начинался отсюда, с берега Исети.

Улица Набережная (Кондюрина) — в основном односторонка на левом полуденном берегу Исети. Это значит — в каждом дворе лодка, свои рыбаки, рыбный пирог на столе по воскресеньям. Река наша славилась рыбой издавна. Как сейчас помню, рыбный ряд в павильоне на старом базаре: лини, налимы, щуки, лещи, — что душа пожелает. И кажется, что песня на слова поэта Плещеева «Домик над рекою, в окнах огонек...» относится к нашей Набережной.

Начинается улица от старой казармы в Тарабаевой, прерывается излучиной реки («Большая лука») и вновь продолжается за поворотом от ул. Либкнехта.

В доме №7 жила с родителями учительница школы рабочей молодежи Валентина Петровна Шишова. До Советской власти её родители служили у купца М.Г. Густомесова, и у Валентины Петровны сохранилось много фотографий его семейства, а также много снимков-открыток с видами старого Шадринска.

Дом №8 со светлыми большими окнами когда-то принадлежал земскому деятелю Нащёкину. В наше время тут жил заслуженный врач России Григорий Тимофеевич Колмогоров (1898-1960). Он был учеником И. П. Павлова, открыл в шадринской больнице в конце 1920-х годов нервное отделение, являлся одним из создателей в Шадринске научно-медицинского общества.

Городская баня №1 и здание рядом (ул. Луначарского, 1) принадлежали в давние времена промышленникам Ушковым, потом городскому голове В. Я Мокееву. Где баня, был пивной завод, а рядом жил управляющий заводом Гольдберг. Здесь в начале 1917 года была пущена первая электростанция. Газета «Исеть» 02.07.1916 писала так: «... трудами Мокеева и его пожертвованием под эл.станцию половины купленного им места Ушкова». Другую половину город выкупил у него за десять тысяч рублей. Отсюда пошел по проводам электрический ток в дома горожан. Трансформаторов не было, поэтому на окраинах лампочки чуть светились слабым накалом. Но сколько было радости! Моя мама вспоминала (в 1917-м году ей было десять лет), как бегали к соседям и спрашивали: «Горит у вас? И у нас горит — само!»

Василий Кондюрин (1907 — июнь 1931).

Василий Кондюрин
(1907 — июнь 1931).

Новая электростанция была пущена в начале 1938 года, с несколькими трансформаторными подстанциями. Строилась она из кирпича сломанных магазинов и лабазов бывшего торгового села Крестовского и Покровской церкви, что была на месте стадиона. Сейчас электростанция реконструирована в ТЭЦ. На угловом здании (ул. Луначарского, 1), где сейчас отделение Агробанка, установлена мемориальная доска: «Здесь в 1941 году находился штаб формирующейся 367-й стрелковой дивизии». А в 1918-м году здесь под председательством Александра Григорьевича Куренкова заседал ревтрибунал, который судил врагов советской власти. Куренков учился в Казанском университете вместе с Лениным. В годы гражданской войны, когда гимназии и училища были заняты воинскими частями, в этом здании была начальная школа. После 1945 года здесь была школа механизации сельского хозяйства, потом районное управление сельского хозяйства.

В доме напротив (ул. Луначарского, 4) жил учитель школы №10 Борис Феоктистович Лебёдкин. Дом этот, теперь снесённый, принадлежал когда-то колокольных дел мастеру Ивану Григорьевичу Шишкину, отливавшему на своем заводике в Осеевой колокола чуть не в 1000 пудов! Из письма И. В. Пашкевича: «Колокол на звоннице Собора в 900 пудов отливали за Осеевой, на поскотине. Это был обычно праздник для горожан. Все ходили на отливку и в расплавленный металл кидали серебряные монеты — для лучшего звона, «серебряного». На Пасху на колокольню пускали всех желающих и разрешали звонить в колокола, — большое удовольствие мальчишкам и парням. А обычно был звонарь, но допускались и любители-музыканты». На Воскресенском кладбище И.Г. Шишкину, умершему в 1886 году, поставлен памятник в виде мраморного колокола. А дело его продолжил сын, Александр Иванович.

В угловом доме жил красный партизан Андрей Иванович Язовских (см. очерки-рассказы А. Зинченко «Балаболки», «Красный партизан», — это о нём).

В доме №16 жила Екатерина Алексеевна Начапкина — заслуженная учительница России, награждённая двумя орденами Ленина.

Дом №17 раньше принадлежал К. Н. Чигинцеву. В предвоенные и военные годы этот дом принадлежал семье В.П. Токмачёва, начальника планового отдела фабрики «Красный Октябрь». Жена его, Августа Михайловна, работала бухгалтером госбанка. А дочь, литератор Тамара Витальевна Минина, вместе с мужем, одноклассником школы №9, написали воспоминания о своём классе выпуска 1940 года, о Шадринске поры их юности. Здесь жила член Союза журналистов, корреспондент газеты «Шадринский рабочий» Анна Дмитриевна Зинченко. Сколько доброты, человечности было в её прекрасных рассказах о детстве и юности — «Балаболки», «Яблоко», «Я умею летать!» А вот уже исторический факт наших дней: в начале марта 1985 года центральное телевидение в программе Юрия Сенкевича «Клуб путешественников» показывало Зауралье и в том числе Шадринск. И рассказывала о нашем городе, начиная со своего квартала на Исети, Анна Дмитриевна Зинченко.

Дом №19 — старинных шадринцев Бухряковых. Мы собирались с А. Д. Зинченко слазить к ним на вышку, порыться в старинных бумагах, да не собрались...

Дом №20 с мемориальной доской. Здесь жил с 1827 по 1844 гг. профессор исторической живописи художник-передвижник Фёдор Андреевич Бронников (1827-1902), чьи картины украшают залы нашего краеведческого музея (и не только нашего — есть и за границей). Они завещаны родному городу.

В снесённом угловом доме с мезонином, где до недавнего времени была счётоводно-бухгалтерская школа, была до революции аптека, принадлежащая немцам: сначала Эдуарду Драке, затем по наследству перешла к Конраду Ивановичу Шор-нингу, женатому на дочери Драке, Вильгельмине. Последним провизором был Крынский. В доме Шорнингов устраивались любительские спектакли. Среди участников спектаклей был и политический ссыльный из Петербурга Александр Александрович Ольхин (1839-1897). Поэт, адвокат, известный по ряду политических процессов, в т.ч. по делу Н. И. Кибальчича в 1878 г., он был в шадринской ссылке с 1880 по 1887 годы. А. А. Ольхин является автором широко известной песни «Дубинушка», которую пел Фёдор Шаляпин, усилив её звучание словами: «На царя, на господ / Он поднимет с размаха дубину!» (См. роман М. Горького «Жизнь Клима Самгина» и двухтомник «Шаляпин»). Среди детей Шорнинга (Эдуарда, Юлии, Виктории и Элеоноры) Ольхин заметил и оценил яркий сценический талант Элеоноры. По его совету она (по мужу, актёру и режиссёру, — Светлова-Канунникова, а по сцене — Заруцкая) стала профессиональной актрисой и с успехом играла в конце 19 — начале 20 вв. в театрах Урала. Этот исторический дом был свидетелем разливов Исети, больших наводнений, на нём оставалась отметка уровня подъёма воды. После войны в этом доме был детский сад завода №815 (Полиграфмаш).

Двухэтажный каменный жилой дом за собором (№22) до Советской власти был уездной тюрьмой. В этой тюрьме довелось сидеть и Ольхину, который был привлечен к следствию по обвинению в произнесении «дерзких слов против особы Государя Императора». Суд приговорил Ольхина к месячному тюрем-ному заключению. (См.: Янко М. Литературное Зауралье. — Курган, 1960; Бирюков В. П. Уральская копилка).

В здании тюрьмы была маленькая церковь (на фотоснимках на крыше видна главка с крестом) для спасения душ томящихся узников. Называлась она Скорбященской. Эта тюрьма, в прошлом веке — тюремный замок, ещё знаменита тем, что в буквальном смысле воспета: о сидевшем там в 1880-е годы неком шадринском сапожнике Лонцове сочинена песня «Лонцов из замка убежал...», которую старшее поколение широко знало. Свидетельство тому — упоминание её в рассказе «Пастух и пастушка» писателя В. П. Астафьева. После революции тюрьму отдали под ночлежный дом: сколько тогда было бездомного бесприютного люда! В 1934 году здесь был филиал агропедтехникума. Туда поступал учиться Алексей Викентьевич Клевакин. В годы Великой Отечественной войны он был комсоргом стрелкового батальона. В небольшом домике №23, построенном хирургом И. И. Маштаковым, жил Александр Анемподистович Маковкин, фельдшер скорой помощи на дому. Исполнял он ещё должность детского врача, и был добрый, как Айболит. Дети его любили и бегали к нему лечить порезы и болячки в амбулаторию, где сейчас находится санэпидстанция. Маковкина в конце 1930-х годов можно было видеть, стоящим на красивом балконе этого здания у городского сада.

Несколько слов о старом деревянном мосте через Исеть. В 1931 году Шадринск встречал участников автопробега под названием «Агит-авто-Москва». По этому случаю мост был украшен хвойными гирляндами, цветами и плакатами (имеется такой фотоснимок).

Здесь, на берегу Исети, возле старого моста и собора в предвоенные годы была т.н. площадка отдыха. Там росли акации, и имелись пышные клумбы с цветами. Было и «чёртово колесо» с четырьмя люльками, и качели-доски на верёвках, и танцевальная площадка.

Двухэтажный дом №25 принадлежал Демьяновских. А после него — рыбнику Хомякову. Демьяновских держал извоз-ломовщину, т.е. занимался перевозкой грузов, имел до 50 лошадей.

На каменном двухэтажном доме №26 крендельщика Чаринцева установлена мемориальная доска. В 1919-1920 гг. здесь размещался штаб 10-ой кавалерийской дивизии под командованием Николая Дмитриевича Томина, освобождавшей Шадринск от колчаковцев. В то время дом принадлежал семье И. Ф. Прокопьева. Угловой двухэтажный дом №28 принадлежал сыну священника А. М. Кузовникову, председателю Шадринского общества рыбоводства и рыболовства. Этот дом позднее был снесён.

Жилой двухэтажный дом купца Курдюкова (ул. Люксембург, 2) с деревянным верхом представляет единое целое с подсобными помещениями. Красивые каменные ворота выходили на Церковную площадь, большие гранитные плиты лежали на тротуаре. Со стороны Набережной, где находится мастерская по ремонту измерительной техники, были склады и рыбный завод с коптильней. Прекрасна декоративная кирпичная кладка фасада магазина на две улицы с закругленным углом и фронтоном-короной. В магазине стояли чаны с красной и черной икрой, продавалась дорогая рыба из Тюмени. В усадьбе Курдюкова до конца 1940-х годов была городская баня. На крыше сделали надстройку под водокачку, а во двор доставили локомобиль.

Рядом с баней была прачечная в каменном одноэтажном доме, принадлежащая Трещаловым. Дом этот сломан. Двухэтажный полукаменный дом №33 принадлежал юристу С. Л. Силину, частному поверенному Поклевских. Потом здесь был сельхозбанк. А полутороэтажный дом №34, обшитый щелёвкой, принадлежал инспектору народных училищ Василию Ивановичу Боброву.

Дома №35 и 36, возле нового моста, ныне перестроенные, принадлежали В. Я. Мокееву, пока он был ещё купцом «средней руки». Это был его жилой дом и 2-х этажный склад товаров. Александр Дементьевич Губин мальчиком служил у него на побегушках, жил на хлебах с такими же, как он, ребятишками. Он рассказывал, что таскал из ямы кринки с простоквашей, а сестра Мокеева, Афонасия Яковлевна, выговаривала хозяину: «Что делать? — таскают ребятишки». А Мокеев: «Дак к тебе придёшь — ты ведь не дашь».

Купальня в 25 метров длины, огороженная низкими дощатыми плотиками, была на водной станции до середины 1950-х годов. Была вышка для прыжков в воду трёх и пяти метров высотой. Можно было взять напрокат простую лодку-плоскодонку с веслами. Хороших мест для купания на реке было много. Малыши любили купаться там, где начинается теперь новый мост по ул. Володарского. Дно было песчаное, ровное, без ям, и мелко. Мы брались за руки, прыгали в воде и кричали: «На паркете восемь пар мухи танцевали, увидали паука — в обморок упали!» И тут надо было всем вместе нырять с головой.

Перейдя улицу Володарского, бывшую Мещерскую, названную в честь воеводы князя Мещерского (рукав Исети в этом месте также называется мещерским прокопом или копанцем), попадем в следующий квартал.

В двухэтажном каменном доме №39 жил священник Пономарёв, а ещё раньше Трещаловы, известные торговцы. В доме №41 жил Тарас Хамкин — ювелир. В доме №42, у своего приёмного отца А. П. Татнёва, жил Сергей Александрович Татнёв, будущий учёный-астроном на одной из крупных обсерваторий страны. В 1920-е годы у него во дворе была построена домашняя астрономическая обсерватория с настоящим телескопом, была она шестигранной формы, с куполом. Некоторые приборы он делал сам со своими друзьями братьями Сергеем и Александром Белозерцевыми. Устраивал он и экскурсии для показа в телескоп небесных светил.

Дом №44, деревянный, одноэтажный, каких немало у нас. На нём мемориальная доска с портретом-барельефом. Здесь родился и рос человек, чьим именем названа теперь Набережная улица. Сын учителя, Василий Васильевич Кондюрин (1907-1931), герой-пограничник, погиб, защищая государственную границу СССР. Его именем названа пограничная застава.

Дом №46 принадлежал польке Брониславе Ивановне Богданович. В годы гражданской войны фельдшерица Б. И. Богданович заведовала земской больницей.

Двухэтажный жилой дом №48 принадлежал Сигизмунду Дубинскому, тоже поляку, ведавшему подвалами по очищению спирта на заводе Поклевских-Козелл. Его сын Витольд (Анатолий) был женат на учительнице начальных классов школы №9 Татьяне Амосовне, урожденной Матвеевой.

Большой двухэтажный дом №2 (по улице 4-го Уральского полка) принадлежал В. Я. Мокееву. Строил он его для сына Якова. Но жили здесь семьи фельдшера земской больницы Н. Ф. Отланова и подрядчика-строителя М. А. Кузнецова, крылатой фразой которого была: «Мажь жирней, не жалей кистей!» — так он воодушевлял маляров, когда красили крыши.

В доме №51 жили Филипповы. Александра Васильевна, урожденная Иртегова, потомственная учительница (и её отец учительствовал, и сестры). Являлась племянницей А. И. Бутаковой и рассказывала о мешочной фабрике и жизни семьи фабриканта. Муж её, Алексей Александрович, служил в госбанке.

Дом №52 — Суховых, коренных старинных шадринцев. Дом известен тем, что сюда переправляли тайную корреспонденцию в революционные годы. Сухов-отец оставил воспоминания о старине, о Фетисовых (См.: Осинцев Л. «Здесь гремел Фетисов»).

Закончим рассказ об улице Набережной Ильинской площадью. Была такая между улицей Ильинской и больницей, построенной земством в 1870 году. Там стояла раньше часовня во имя Ильи-пророка. Ежегодно в Ильин день (по новому стилю 2 августа) тут собирались и богомольцы, и любители кулачных боев и разных драк. Дрались «Верх» и «Низ», противоположные концы города. Каждый раз несколько человек с увечьями увозили в больницу, а на площади, случалось, оставались лежать до следующего дня и убитые. На месте территории ТЭЦ, в двухэтажyом деревянном доме, была общественная баня (одна из первых в городе), называемая Торговой. В годы первой мировой войны там жили пленные чехи и австрийцы. До постройки электростанции в этом же районе находился некоторое время окружной ипподром, где проводились конные бега и скачки (а до этого он был в районе нынешнего завода по ремонту тепловозов). Сохранились программки соревнований 1928 года с указанием лошадей, их хозяев, судей. В Шадринске было немало любителей этого прекрасного вида спорта. Каких иноходцев и рысаков имели ямщики Земляных! Выводились и свои породы лошадей. Так, коневодством увлекался ветеринарный врач П. В. Аргентовский. А зимний ипподром? Он устраивался на рёлках, в районе бани №1.

«Родная улица. Это дорога, к которой мы стоим лицом. Мы всю жизнь смотрим на неё. Она — у лица. И плывём в своём доме-корабле по родному поселью». Эти слова написал мне Вячеслав Павлинович Тимофеев на подаренной им книге «Улицы Челябинска». Мне это понравилось, особенно, что плывем: улица-то Набережная...



1994 г., 2002 г. [С. 5-13]





Яндекс.Метрика
Valid CSS!

Онлайн всего: 1
Гостей: 0
Пользователей: 1
schadrinsk