Уважаемые товарищи! Средств на отключение рекламы у сайта нет: поэтому, для блокировки таковой, на вашем ПК используйте дополнение ADBlockPlus! || Comrades! Monetary resources to deactivate ADS on the Site doesn't have: however, to blocked all ADS, use for browsers on your PC this addon - ADBlockPlus! || Kameraden! Der Geldmittel für die Abschaltung der Werbung - Website wir nicht haben: also, Sie Reklame sperren auf Ihrem PC mit helfen ADBlockPlus! sind verwenden.

MENU
ШГ | ШАДРИНСК ГОРОДОК - Гаев И.М., Перунов В.К., Иовлева В.Н. Шадринские сёла. Славная деревня Одинушка!


Гаев И.М., Перунов В.К., Иовлева В.Н. Шадринские сёла.

< Содержание >


Славная деревня Одинушка!

(Впервые опубликовано: Авангард. — 1993. — № 102-103.
4 сент. — Российская околица.)


«Праздник малой деревни», который состоялся 31 июля в деревне Одиной, Одинушке, как её ласково называют сельчане, высветил таланты и способности, о которых не все и подозревали.

Что почти все женщины здесь умеют ткать половики, это известно, а вот что есть ещё среди них мастерица, плетущая кружева на коклюшках — Нина Прокопьевна Кузнецова — это уже новость!

Одина — это остаток былой, в сто дворов, красивой русской деревни, расположенной на реке Барнёве в полутора километрах к востоку от Макаровой. Осталось от неё теперь неполных 30 домов, да и то около 10 из них — дачи. Правда, деревушка и сейчас живописна, вся утопает в зелени высоченных тополей и черемух, в палисадах — сирень, калина, малина и даже лиственницы (у учительницы Анны Федотовны Светоносовой), что не совсем обычно. С юга на север деревню пересекает ручей родниковой воды из лога, — в сырое лето для гусей пруд — раздолье, а в сухое ходят они по дну!

Есть в Одиной и кирпичное строение, остаток прежней роскоши раскулаченных — это магазин, торговая точка, с 12 до 3-х служащая местом встреч и обмена новостями.

И всё. И одна-единственная теперь улица без названия, так как носила она раньше имя Жданова. А ведь были ещё улицы: Свердлова, Набережная, переулки Колхозный и Миронова. Последний шёл далеко вдоль лога, в сторону деревни Мироновой, поэтому также и назывался. Это было давно, когда ещё существовал одиновский семеноводческий колхоз Госфонда «Речь Ленина».

Земледелие здесь было поставлено отлично. Агрономом-селекционером работал ровесник Т.С. Мальцева, с ним и на курсах в городе учился, Алферов Иван Осипович. Сеяли лучших сортов пшеницу и ячмень, картофель «кудряш», «Апикур», «месячный» и «арбу», лён-долгунец (и даже я помню, как красиво голубели поля цветущего льна!).

А какая была богатая ферма! Курятник, пять скотников; гуси, крупный рогатый скот, молодняк, овцы, свиньи; конный двор с шорной мастерской. Стояла мельница на дизельном топливе, куда съезжались молоть муку со всей округи; была водокачка с насосом на артезианской скважине; просообдерка (обдирали и гречку); маслобойка, шерстобитка и пасека в колхозном фруктовом саду.

Об этом саде, гордости одиновцев, особо. Создатель его, Начапкин Иван Михайлович, 1895 г. р., вернулся на родину, в Одинушку, из германского плена после первой мировой войны. Там, в Европе, прошел он школу культурного садоводства и перенёс его домой. В тридцатых годах вся деревня помогала ему садить, поливать, возить удобрения на конях. Сад был расположен на 10 гектарах, вокруг большого озера Чистое, где водились караси и гольяны. Чего только они не насадили! Яблонь только 32 сорта, два сорта сливы, малины — не один сорт, смородину, вишню! Все потом совхоз распахал под пашню, а малина и черемуха, говорят, ещё остались, и теперь собирают. А пасечниками были старичок-инвалид Светоносов Мануил Петрович и жена его Арина Ивановна, лет 15 ходили они за колхозными пчелами, около 100 пчелосемей было. До общественного сада они первые держали у себя пчёл и от своих развели колхозную пасеку.

Председателем колхоза «Речь Ленина» работал с довоенных лет местный уроженец Стуков Артемий Егорович. Было в колхозе три бригады, и было людям, где приложить к труду крестьянские руки.

Была тогда в Одинушке и школа своя, в двухэтажном доме, принадлежавшем до раскулачивания Светоносову Василию Андреевичу. Было всего два класса, и учительствовал в ней посланный по комсомольской путевке Алексей Анисимович Блюденов и жена его, тоже учительница, Евдокия Григорьевна. Школу закрыли в 1939 году.

И клуб был свой, тоже в двухэтажном доме. И библиотека там была, и кино показывали, собрания проводили.

Но вот в 1950-м году задумали (по команде свыше) объединять, укрупнять колхозы. Близлежащие деревни Одину, Симакову, Шешенину, Макарову, обе Плехановы — объединили в один колхоз «Урал» (а в Макаровой до этого было два колхоза, им. Калинина и «Ударник»). Скот и коней из Одиной забрали в укрупненный колхоз, а Стуков уехал в Шахматову и стал работать в учхозе (совхозе-техникуме). Там, в Шахматовой, и похоронен.

Так было до 1960 года, до создания совхоза, когда «малым» деревням пришел конец… Нет теперь деревень Осокиной, обеих Плехановых, а ведь это чьи-то родины; и многих других деревень по округе, а Одинушка чудом уцелела, хотя тут народ-то и побежал из неё валом в город и дальше, куда глаза глядят…

А рассказали мне об этом лесник и депутат сельского Совета Владимир Григорьевич Кузнецов и жена его Нина Прокопьевна. Она выросла в сиротстве, с детства на колхозном труде, и он начинал с 12 лет работать. Сначала возчиком на строительстве дороги Мингали — Шадринск. Дорога ведь поднята, сколько в неё вбухано кирпича из макаровской церкви и отовсюду, даже мраморные какие-то камни возил Владимир Григорьевич: «Дак только за вожжи держался — совсем был мальчишка». А потом где только не работал: и в кузнице, и на комбайне, и бригадиром, 23 года в колхозе, да 30 лет уже лесником.

Начался разговор о прошлом Одиной на празднике 31 июля. На зелёном дворике — травяном ковре Анны Яковлевны Фуфалдиной, за сдвинутыми столами с цветами, самоварами и всякой стряпней одиновских кулинарок, в обрамлении выставки рукодельных работ (красивых выкладных половиков, расшитых полотенец, подзоров, задергушек из кружева своей работы), в присутствии главы администрации Краснонивинского сельского Совета В.Н. Пырьева, состоялся этот праздник, где чествовали людей за труд, за то, что не оставили, не бросили свою землю.

Библиотекарь из Макаровой Мария Власовна Пырьева о каждом сказала доброе слово, а людей и жизнь их она знает хорошо. Молодое же поколение, устроители праздника — заведующая клубом Ольга Евгеньевна Верхотурцева, фельдшер Люба Журавлева, санитар свинофермы Наташа Сухнева по умело составленному сценарию руководили ходом праздника, пели и плясали со всеми присутствующими.

Вот тут и выступил Владимир Григорьевич Кузнецов — играл на балалайке и на гармошке, прочитал свои стихи. Вообще-то это песня, он и музыку сам сочинил, о заветной березе. И рассказал предысторию создания песни.

В юности они, деревенские парни, заполночь гуляли между Одиной и Черемисской, провожая подружек, и на половине дороги, у осокинского лога, отдыхали на любимой березе, которая росла наклонно, сидели на ней и раскачивались как на качели.

И не так давно, уж будучи лесником, ехал он в тех местах и обратил внимание на стог сена, из-под которого волокушей торчала береза, та самая, заветная, подруга и свидетель их молодости и юного счастья...

Вот и сочинялись стихи и выпелась песня.


Утренней зарею
Я спешу домой
Наезженной, натоптанной,
Нахоженной тропой.
Все пути-дорожки
Знакомы с давних пор,
Одну из них, заветную,
Я помню до сих пор.


Сочиняет Владимир Григорьевич много, и до этого случая писал.

Играл баян, звучали под балалайку и гармошку задорные частушки. Плясуньи вытащили из подсарая «существительну покамест» калитку и на ней отбивали звонкую дробь. Был и юмор по-деревенски: макаровский тракторист, уроженец Одинушки, Истомин Иван Федорович, заявился поздравить своих соседей с караваем из сырого теста, вот было смеху-то! — утащил поди без спросу у Марии Петровны.

Была на празднике вся семья Валерия Федоровича Фуфалдина, жена которого Анастасия Дмитриевна всю жизнь проработала на макаровской почте, на пенсию ушла с должности начальника, а до этого 28 лет разносила письма и газеты по всей округе, в дождь и в снег.

А баянист какой! — Николай Павлович Харлов. Я назвала не всех, пусть они мне простят это, да не все и были (сенокос — горячая пора!).

В конце праздника все отправились возложить цветы к памятнику одиновцам, погибшим на Великой Отечественной, и помянуть их в этот радостный день.



Гаев И.М., Перунов В.К., Иовлева В.Н.
Шадринские сёла. – Шадринск, 1997 г.






Яндекс.Метрика
Valid CSS!

Онлайн всего: 1
Гостей: 0
Пользователей: 1
schadrinsk